Водитель трамвая

17 ноября 2019 | 9 мин. чтения

 

Меня зовут Евгения Жарская, я пенсионерка. Работала водителем трамвая.Водитель трамвая

 

 

C 1969 года по 2008 я водила минские трамваи. Чтобы стать водителем, нужно было пройти курсы и отработать 240 часов. Я была водителем первого класса, самого высокого, а всего их три. Для доступа к экзамену на второй класс я отработала 2-3 года. На первый – один год, но все это нужно было отъездить, чтобы ни сучка ни задоринки. Конечно, и материально, и морально приятнее понимать, что ты водитель первого класса.

 

 

Моя первая трудовая деятельность была в Молодечно на заводе, который почему-то назывался «военный». Там всякие детали выпускали к радиоприемничкам. Однажды мы с девочками решили: «Надо в Минск съездить. Ну что это такое? Недалеко ведь». Вот мы приехали в Минск, и я вижу трамвай, вижу, что им управляет девушка! О боже мой!

Когда мы вернулись в Молодечно, меня мысль не оставляла. Пришел выходной, и я поехала одна в Минск, никому ничего не сказав. Снова увидела, что женщина управляет, но подумала, что я ведь молодая, меня вряд ли возьмут. Куда обратиться? Что делать? Я тогда купила газету «Вечерний Минск» и даже нашла объявление, что как раз есть набор. Немного времени прошло, я еще раз приехала в Минск. С дрожащими ногами пришла сюда, в трамвайный парк. Мне все рассказали, направили. Последним нужно было пройти осмотр у глазного на Красной. Я была последней в очереди, прошла, врач дает мне заключение. Вот я уже еду в трамвае и тут замечаю, что нет моей сумки. Вернулась на Красную – она там стоит. От радости, что прошла медосмотр, просто забыла ее.

 

 

Перед каждым рейсом нужно подойти к диспетчеру, предъявить ему водительские права. Еще у нас есть книга трамвая (книга с информацией об эксплуатации трамвая), в которой диспетчер все отмечает и выдает мне. Называет номер трамвая. У нас висит табло, там нарисованы все веера (место, где стоят трамваи перед выездом) и висят жестяночки с номерами трамваев. Я вижу свой номер и смотрю, на каком пути стоит трамвай. Перед выездом нужно проверить его исправность.Трамвайный парк

 

У нас ненормированный рабочий день. Расписание составляют на неделю и выдают каждому водителю по его номеру. Мой номер был 315. Примерно в день получается 9 часов работы. Допустим, выезд в 5:20, а смена на линии в 14:20 или 15:40. Поесть и сходить в туалет можно было на крупных конечных: на «Зеленом Лугу», на «Озере», «Автозаводе» и «Серебрянке» тоже. Там буфет был и туалет.

В конце рабочего дня возвращаюсь в трамвайный парк. Собираю все инструменты, закрываю двери, люки, окна. Пассажиров, конечно, нельзя завозить, до проходной высаживаем. Желательно на остановке, но бывают такие случаи, что человек праздник где-то встретил и задерживается в трамвае. Бывало очень сложно высадить, тогда вызывали милицию. Однажды так молодой человек очень бурно отметил праздник. Опасного ничего не было, просто человек не соображает, где он находится, упирается, и его невозможно вытащить.

 

 

Приятно, когда трамвай исправный, когда хорошая погода, не заливает стекло, когда хороший перегон. Очень хороший был на «Севастопольской» возле магазина «Электроника» или на «Ванеева». Возьмешь разгон, рельсы чистые, и трамвай не едет, а звенит. Пассажиры этого не слышат. Это такое приятное ощущение. Когда продавцы трогают посуду из фарфора, вот так трамвайчик звенит. Приятных было очень много моментов. Мне нравились поздние заезды: уже пассажиров почти нет, едешь в свое удовольствие. Кругом спокойно, тихо.водитель женщина

 

В кабине сидеть сейчас удобней. Было немного тряски в трамвае РВЗ, а сейчас уже трамвайчики новые. Сиденья удобные, ровные, поэтому проблем со спиной никаких не возникало. Когда появились зеркала салонного вида, то можно было следить за тем, что происходило в трамвае. Чувствовалось, как изменяется настроение у пассажиров за день. Когда на работу едут, то спешат, быстро заходят. Когда с работы, то уже как-то по-другому. Приходилось по микрофону говорить: «Пожалуйста не задерживайтесь, проходите». У пассажиров между собой и конфликты бывали. До драк не доходило, но споры за места случались. Очень часто наблюдала, как девушка садится и сумку около себя ставит на сиденье. Человек рядом стоит и думает, что место занято. Когда просит убрать сумку, та отвечает, что сумка чистая. Она может быть и стерильная, но на сиденье должен сидеть человек. Слово за слово – начинаются конфликты.

Зарплата в принципе устраивала. В советские времена не так много было. Аванс 40 рублей, сама зарплата – 70. А потом уже поднялась, когда миллионы эти были. Аванс 300 тысяч, зарплата около 500 тысяч. Сейчас не знаю, хорошо ли платят. Еще можно было подзаработать по выходным, тогда оплата была в двойном тарифе.

 

 

Каждый рейс – не одно и то же. Это движение, постоянные изменения. Разные ситуации на дороге случаются. Однажды машина зацепила свое зеркало за трамвай – водитель не подрассчитал. Обычно именно водители авто не досматривают, потому что трамвайчик не может отъехать в сторону. Когда у трамвая случались поломки, нужно было буксировать его, а это очень сложно. Если просто ломалось что-то, но я могла пассажиров отпустить и своим ходом доехать, то это нормально. А раньше связь была только в РВЗ, в трамвае КТМ-1 связи не было. Нужно было рукой махать водителю, который сзади: «стоп, стоп». Когда трамвайчик уже прибуксировали в парк, тут моя миссия окончена. Дальше слесари начинают его охорашивать, хвалить, чтобы он не ломался больше (улыбается).управление трамваем

 

По утрам вставать тяжело. Бывает, что погода плохая, дождь идет и заливает стекло. Иногда стеклоочиститель не работал. Редкие ситуации, но настроение все равно немного портится. В трамвайчике РВЗ холодновато было, особенно ногам. Печка была не такая, как в новых трамваях, щелей было много. Зимой через них обдувало, но летом это было плюсом (улыбается). Раньше еще было неудобно, что когда талоны продаешь, то нужно дверь открывать – тоже задувало.

Иногда даже задумывалась о том, чтобы сменить работу, когда что-то не получалось. Но, наверное, если бы я не была водителем трамвая, то была бы никем. Если бы сейчас все вернулось, я бы повторила все сначала.

 

 

Помню свой первый день, это было 6 ноября. Трамвайчик – КТМ-1, такой не быстроходный и тормоза слабоватые. Но я тогда еще не разбиралась в этих тормозах, так что нормально. Ой, а людей! (Смеется). Это же был 69 год, перед 7 ноября, перед праздником, у меня вторая смена. Я прихожу, а водитель, которую я меняю, смотрит на меня и говорит: «Ой девочка, не знаю, как ты поедешь». (Смеется). А на остановке и трамвая не было видно – столько людей. Сейчас перед праздником в магазин пошел, все купил. А тогда нужно было ездить, очереди сумасшедшие. Я отработала, но на целый час или полтора с опозданием заехала. Этот день я запомнила навсегда.

Тогда еще кондукторов не было, только кассы в трамваях. Бывало, что человек деньги не опустит, а по кассе сверху даст, и билет выскакивает (улыбается). Когда появились кондукторы, и я видела их желтые полосы на одежде перед остановкой, я говорила через динамики: «Уважаемые пассажиры! Если кто забыл прокомпостировать талончик, пожалуйста, сделайте это. На остановке стоят контролеры». Ну и щелкали тогда компостеры (улыбается).интервью с водителем

 

Часто по динамикам передавала пассажирам счастливого пути, надо было называть остановки и так далее. Сейчас это все записано.

Однажды пришлось встретить Новый год в трамвае. Это было так давно, что здесь, около трамвайного парка, где семерка поворачивает, еще был переезд. Ходили какие-то товарные поезда. Я ехала в новогоднюю ночь, и тут раз – шлагбаум закрылся передо мной. Все, стоим, и долго стоим. Пассажиры начали волноваться, а я не могу открыть им. И тут уже остается 15 минут до Нового года. Шлагбаум открывается, я поехала. Пассажиры на «Ботанической» вышли, а я заехала в парк в 12. Я тогда жила в общежитии, мы и елку делали, и шампанское покупали. Конечно, я хотела дома встретить, но ничего.

 

 

У нас в основном женский коллектив. Почему-то считалось, что мужчине не пристало трамвай водить. Они курсы оканчивали, но, проработав 6 месяцев или год, пересаживались на троллейбус или автобус. Даже не знаю, почему так. Небольшой процент мужчин был, около 10%. Поэтому бывали случаи, что и детки болеют, и в декретные отпуска уходят. Тогда уже была взаимопомощь. Случалось, что нужно подменить кого-то на шестом маршруте, а я в основном работала на первом. Очень много лет на нем проработала, он мой любимый. Серьезный маршрут (улыбается), на вокзал все ездили.

Потом уже, когда дочка родилась, у меня средняя смена была. Администрация парка шла навстречу, мне меняли рабочий день так, чтобы ребенка можно было в садик отвести и забрать оттуда. Так что атмосфера в трамвайном парке приятная была. Я даже и не думала работать где-то еще. Какая заграница, если я не знаю, как я там буду работать? Я люблю именно этот город, Минск.минсктранс

 

За эти годы Минск очень изменился, все пересели на машины. В мое время 250 трамваев на линию выпускалось, сейчас, наверное, около ста. Парк трамвайный тоже изменился. Когда я работала, были одни выбоины, ветер свистел. Ворота в ангар какие были черные, ободранные – одна половина открывалась, а вторая нет (смеется).

 

 

Нужно много внимания. Осторожность, осторожность и еще раз осторожность. Ответственность очень большая. Мы перевозим людей, все время с ними: и на дороге, и на переходах.Минск водитель

 

Надо следить за несколькими вещами одновременно, но это не так тяжело, как кажется. Первое время будут сложности, но потом, как отработаешься, оно само по себе пойдет. Ты уже можешь предположить, куда этот человек пойдет, пропустит он или нет. Очень плохо, когда человек бежит к трамваю. Бегущий пассажир – опасность номер один. Он бежит, больше ничего не видит перед собой, может зацепиться за рельсы. Если человек далеко, двери закрыты, и посадка окончена, то нужно ехать. Я вижу, что махает рукой: «Стой». Но если светофор уже зеленый, а человек не создает опасной ситуации, то я поеду – не нужно искать приключений на свою голову. Это все-таки дорожное движение. Ругаются, могут неприятное что-то показать, но это не каждый день случалось. Может, один раз в месяц или даже в год. Мы уже не придаем этому значение.

 

 

1. Почему не автобус?
— Да что автобусы? Вот трамвай – это да. И романтика, и чистый воздух, и скорость – все есть!

2. Безопасно ездить в грозу на трамвае?
— На трамвайчике более безопасно, чем на троллейбусе, потому что на трамвае есть заземление. В троллейбусе иногда берешься за поручень, и щиплет, а в трамвае такого не бывает. У нас и громоотводы есть на крыше.

3. Любимая конечная?
— «Зеленый луг».

4. А где вкуснее всего?
— В «Зеленом лугу», все лучшее в «Зеленом лугу». Там столовая близко. Быстро привозили, все свежее, вкусное. Кормили котлетами, пюре. В летнее время и холодничок был.

5. Какой маршрут посоветуете тем, кто хочет увидеть город?
— Все проходят через центр. И по первому можно много чего увидеть: и вокзал, и стадион. И в серебрянку съездить нужно. Все маршруты желательно проехать.

6. На чем чаще всего передвигаетесь по городу?
— Что попадется, на том и еду. Но нравится больше всего на трамвае (улыбается).

7. Как вам новые трамваи?
— Я на нем не работала, но ездила. Хороший трамвайчик, кому он может не понравиться? Такие в Вене ходят. Очень хотела бы на нем поработать. Они такие красивые.

8. Смог бы робот заменить водителя трамвая?
— Я очень отрицательно отношусь к роботам. Не доверяю. Мне кажется, никогда не будет, чтобы робот заменил человека. Я бы, наверное, и не поехала в таком трамвае.

9. Вам снятся трамваи?
— Очень-очень редко. А сны все такие: пришла в трамвай, села в кабину и вот сейчас поеду. И всегда у меня то нет книги трамвая, то еще чего. Выхожу, поворачиваюсь: ах, а трамвая нет. И просыпаюсь. Я себе всегда говорю, что к великому сожалению заканчивается все. Уже никогда… (Появляются слезы на глазах). Трамвайчик уходит, но не догоняю.

 

 

txt – Диана Роткевич

jpg – Илья Давыденко

Если вы хотите стать героем рубрики «Непростые» или подсказать контакты знакомого профессионала, который расскажет о своей работе, пишите нам на электронную почту ilinterviews@yandex.by или в любую соцсеть.