Ваня Усович

23 мая 2019 | 14 мин. чтения

Ваня родился в Мяделе, переехал учиться в минский нархоз, где его заметил стендап-комик Слава Комиссаренко и пригласил работать в Москве. Так он попал в проект Stand Up на ТНТ, благодаря которому стал популярным. Теперь Ваня живет в России и успешно гастролирует по постсоветскому пространству. Мы встретились с Ваней перед концертом в Минске и расспросили, почему стендап – самый классный жанр юмора, что заставит его вернуться в Беларусь и не смогли избежать вопросов о том, как писать шутки.

Ваня Усович ilinterviews

 

Про концерты в Беларуси и пошлые шутки

— Во времена твоего студенчества Слава Комиссаренко организовывал стендап-выступления под названием Cheesecake Factory. Вспоминаешь то время?

— Да, было прикольно. Когда видимся со Славой, мы иногда ностальгируем. Тогда мы выступали бесплатно, за какую-то идею. Стендап был новой штукой, мы пытались собирать залы, переживали, чтобы люди пришли. Когда Слава уехал в Москву, мы с Димой Нарышкиным, комиком из Минска, расклеивали афиши по корпусам нархоза, а моя староста нам помогала, я где-то искал скотч. Было прикольно. И прикольно, как это все переросло. Приятное чувство, что мы не зря всем этим занимались.

— У тебя сейчас был тур по областным городам Беларуси. Это особенные для тебя выступления или просто очередные гастроли?

— В Минске выступления всегда были особенными из-за того, что приходит много моих знакомых, друзей. В октябре у меня было 2 концерта в ТЮЗе. На вечернем концерте было где-то 30 моих друзей, плюс мой батя с братом. Я как будто выступал перед всей своей жизнью в Минске. Поэтому к минским выступлениям всегда подхожу более ответственно. Если в других городах я не контролирую, как работает звук, как выстроен свет, то в Минске я все помогаю выставлять, проверяю.

Ваня Усович интервью

 

В областных городах нет такого. Если в Минске приходит больше молодежи, которая в плане юмора моя аудитория, то в областных городах приходит много взрослых людей. Не знаю, с чем это связано. Я всегда думаю, что им вряд ли понравится все, что я скажу, потому что много пошлого. Я про [член], про [вагину] буду говорить, а там какие-то бабки сидят. Этот момент немного странный. Плюс нет этого чувства дома в областных центрах.

— Твоему отцу понравилось выступление?

— Да. Он, конечно, офигел с некоторых тем. Я еще как раз рассказывал монолог про то, что парнем быть лучше, чем девушкой. А там есть слова про член во рту, про месячные – много шуток не для отца и матери. Но прикольно понимать, что батя это слушает. По отзывам моих друзей, которые сидели рядом, он смеялся.

— Многие комики говорят, что в Беларуси зрители принимают более бурно, чем в российских городах. Это правда?

— Да, есть такое. Когда я выступал вместе с ТНТ-шными комиками в КЗ, они все отмечали, что в Минске выступать огонь. В Украине тоже. Возможно, это связано с тем, что к ним вообще мало кто приезжает. Хотя в провинции в России тоже. Непонятно вообще. Может, мы добрее?

— Может, нам смеха не хватает?

— Может, смеха. А может, мало качественного юмора. Либо хочется повеселиться в Беларуси, отвлечься от этого всего.

Про юмор в КВНе

— У тебя есть мнение, почему именно в последние годы появилась такая потребность в жанре стендап?

— Я не думаю, что появилась потребность. Просто кто-то наконец начал этим заниматься. Первые открытые микрофоны в Москве, в Минске появились лет 8-10 назад. Как раз тогда появился и Cheesecake в Минске. Наверное, это пришло из-за развития интернета. Люди наконец-то увидели какие-то американские спешлы, концерт Эдди Мерфи 1987 года, загорелись этим. Кто-то начал пробовать, все начало развиваться, дошло до людей, и все поняли, что это клево. Потому что более жизненно, что ли. В отличие от всех театральных штук типа КВНа. Там всегда есть элемент условности, когда кто-то играет шлюху, кто-то – мента. А тут ты это ты, говоришь о вещах, с которыми людям проще себя ассоциировать. Мне кажется, это идеальный юмористический жанр. Странно, что все не побросали КВН и не ушли в стендап.

«Стендап — идеальный юмористический жанр»

— То есть, шутки для КВН ты бы не смог писать?

— Да, это другой жанр. Сложно сравнивать. Как по мне, стендап самый мощный. Тебе не нужно ничего и никого на сцене, кроме микрофона. Ты просто трансформируешь свои мысли в юмор. Что может быть лучше? А в КВНе тебе нужен реквизит, еще 5 человек. Логичнее быть одному и прокачивать самого себя как комика, чем быть внутри какой-то команды. Другой вопрос, если ты развиваешься в этом и тащишь команду, когда ты создаешь ее сам, и это тебя качает. Тогда ты кем-то станешь или перейдешь в стендап-комики, как сделали многие в России.

Ваня Усович StandUp Store
Ваня на сцене московского StandUp Store (фото: vk.com/vanya_usovich)

 

— То есть, разница в написании юмора для разных программ большая?

— Да, конечно, подход разный. Вообще с КВНом странно связывать. Это же только в СНГ есть. У людей, которые его смотрят и играют в него, стопроцентно есть какое-то чувство ностальгии. Я не знаю, что будет дальше, но КВН точно загнется после смерти Маслякова и минимального тормозного пути. КВН уже стал хуже, это точно. На это многое повлияло, в том числе развитие интернета. Людям нужно платить бабки, чтоб поехать в Сочи, а потом еще платить, чтобы играть в сезоне. При этом редакторы говорят тебе, что не смешно, а что надо убрать. В общем, для меня удивительно, что люди играют в КВН, зная, что уже можно и не играть.

— Сколько длилась твоя карьера в КВН?

— Сложно назвать это карьерой, потому что я особо и не играл. В целом, где-то год-два. Я сыграл игр 15 максимум. И то, на каких-то лайтах.

Про подходы к написанию юмора

— Правда, что писать шутки гораздо проще под алкоголем или чем-то потяжелее?

— Нет. Поначалу может казаться, что если ты накуришься, то писать будет легче. Но нет. Под алкоголем вообще, по-моему, ничего не усиляется. Ты пишешь так же, как и трезвый, только отвлекаться будешь чаще. Я вообще под алкоголем не писал. Это не сильно популярно. Скорее, говорят про траву, что можно накуриться и писать.

— Ты пробовал?

— Под травой пробовал писать. Но это только кажется, что так юмор будет лучше. Ты находишься в состоянии, когда все накуренные, вам прикольно, и из-за этого всех легче рассмешить. Кажется, что вы прикольно пишете и можно что-то придумать. Но по факту, когда ты уже трезвый смотришь на эти шутки, там, скорее всего, 90% будет всякая [ерунда]. Потому что ты был в другом сознании, измененном. Лучше писать трезвым. Ты же в жизни проводишь больше времени трезвый, поэтому полезнее учиться развивать этот скилл в трезвом состоянии. На сцене ты тоже трезвый. Не накуриваться же тебе постоянно.

Ваня Усович

 

— Как заставить себя что-то писать, если есть Warcraft и «Рик и Морти»?

— Да сложно, на самом деле. Так как я живу один, мне вообще невозможно сесть писать. Поэтому я использую специальную технику. Я с кем-то договариваюсь собраться в какое-то время и писать вместе. И все, ты повязан этой договоренностью. Значит ты пойдешь писать. Я этот лайфхак использую, чтобы [обмануть] мозг.

— С другими комиками собираешься?

— Да. Так можно хоть с тремя на день договориться. Вы собираетесь, по часу разгоняете, и за счет того, чтобы не подводить людей, у меня что-то создается.

— Почему в комментариях под твоими выступлениями люди говорят, что ты мало пишешь?

— Потому что так и есть, наверное.

— А почему ты мало пишешь?

— Так выходит, такой лайфстайл. Лень (смеется).

— Тебя это устраивает?

— Понятное дело, что лучше писать больше. Но бывает, что появляются какие-то полчаса, а я не хочу в это время писать. Это все от чувства комфорта. В ТНТ-шной основе много трудоголиков. Как Слава Комиссаренко. Я всегда поражался, как он может писать так много. У него очень много материала. А я больше на лайтах каких-то.

Ваня Усович стендап
Фото: vk.com/vanya_usovich

 

Про стремления и любовь к играм

— Один из моих любимых русских комиков Саша Долгополов часто ходит на открытые микрофоны, где тестирует юмор. Иногда он ставит рекорды – по 6 мероприятий за день. Как часто на них ходишь ты и насколько это важно?

— Конечно, это важно. Чем больше ходишь – тем лучше. Как часто я хожу? Давновато было. Может, месяц назад. Но это из-за гастролей. У меня никогда не было столько выступлений, как сейчас. Я нахожусь на потоке, потому что сложно от этого отказываться пока. Бабки перевешивают. По идее, можно и в дороге писать. Что мне мешало писать перед интервью или пойти писать после? Но я забью на это. Потому что, когда у тебя стоит выступление в день, в голове записано, что ты уже работаешь сегодня. Хотя надо что-то делать с этим.

— Твой друг комик Идрак Мирзализаде недавно появлялся в «Вечернем Урганте». У тебя есть стремления дойти до определенных вершин?

— К чему я иду? Нет пока ничего четко сформулированного. Наверное, то, как я все делаю, плохо. Из плюсов только то, что в игры больше играешь (улыбается).

— А это плюс?

— Это реальная жизнь. Не такая она и [классная], как мне кажется. Наверное, чтобы быть счастливым человеком, надо работать, чтобы что-то создавать и созидать. Но в играх же столько всяких жизней есть прикольных.

— Как и в сериалах, и в фильмах.

— Не, в сериалах ты можешь только смотреть на жизни, которые создали сценаристы. А в играх другое. Ты же не можешь в реальной жизни взять дробовик и пойти проститутку грохнуть. А в играх можешь. Мне очень нравится, что в игре ты можешь прожить многое – побыть скандинавским богом или наркоторговцем с револьвером. Иногда лучше пойти поиграть, чем писать шутки. Но опять же, это лень. Сложно иногда перебарывать себя. Борьба с собой преследует меня миллиард лет. Надо что-то делать, что-то думать.

— Да ладно, тебе всего 25.

— Так нельзя думать. Раньше я думал, что мне еще 19 и все впереди. Но вот мне 25, и все по-старому. Просто больше денег, больше какой-то популярности. А самоощущение не поменялось. Уровень счастья такой же, как был 6-7 лет назад.

Про обязательства каналу и свободу слова

— Ты периодически появляешься на YouTube-канале московского Stand-Up Club #1. Неужели нет никакого запрета от ТНТ на появление в конкурирующих проектах, пускай и на YouTube?

— У меня нет контракта с ТНТ. Я не знаю подробностей, не сильно влезаю в разные разборки между клубами или условия контракта. Я знаю, что по ТНТ-шному контракту ты не можешь участвовать в схожих юмористических проектах. Грубо говоря, ты не можешь сняться в стендап-проекте канала СТС или РТР. Но я не знаю, как с интернетом. Может, кто-то просто не хочет. А у меня контракта нет. Хотя вообще я больше тусуюсь с чуваками из Stand-Up Club #1.

— Почему?

— Да ТНТ-шным всем уже по 50 лет (улыбается). У них семьи, дети. С ними не так просто собраться и пойти в Москве в бар или в покер играть. Тусовка Stand-Up Club более молодая, не повязана обязательствами. Я бы с радостью потусовался и с ребятами с ТНТ, но пока не получается. Только на гастролях.

Ваня Усович стендап

 

— Недавно Иван Абрамов в своем монологе на ТНТ упомянул самого Навального. На федеральном канале, где его никто не называет вслух. Есть ли какой-то список фамилий или тем, о которых нельзя говорить?

— Никогда не разбирался в этой теме, потому что никогда особо не шутил о политике. Я в ней не шарю. Только очень поверхностно – Навальный, Путин. Запрещенные темы есть, но они для меня очень логичные. Ты не можешь сказать, что Путин – [плохой человек], но это и понятно. Канал принадлежит Газпром-медиа, а это верхушка, по сути. Хотя можно, конечно, шутить об этом завуалированно, не называя что-то прямо. Еще нельзя шутить об экстремизме, запрещенных законодательством темах. Но ты как бы понимаешь это изначально, поэтому для тебя это вроде и не запрет. А сейчас еще появилась религиозная тема, оскорбление чувств верующих.

Если хочешь как-то пошутить про Путина, иди в интернет, никто ж не запрещает. Ты можешь написать какой-то обличительный монолог про Путина, потратить время. Это могут даже снять, смонтировать и отдать на канал. Но когда-то в программе «Однажды в России» что-то такое попросили вырезать за день до эфира. Поэтому непонятно, зачем тратить силы на то, что скорее всего вырежут. Хотя уже здорово, что Навального упомянули. Значит можно придумать какие-то шутки, чтобы обходить это.

— Тебе когда-нибудь вырезали что-то из эфира?

— Только для поддержания качества. Условно, ты наговорил 10 минут, а сократили до 8, потому что нужно держать хронометраж передачи. Мне никогда не вырезали ничего, потому что нельзя что-то говорить. А нет! Однажды у меня были шутки про устройство вагины. У меня вырезали две самые смешные шутки в конце монолога, потому что там началась биология. Я говорил: «Девушки, откуда вы писаете? Кто-то из парней в этом шарит? Если показать кому-то на картинке, он скажет – вот отсюда». Может, это грязно для телика. Особенно если вдруг мама с дочкой это смотрит. А там еще разгон был на эту тему. Но в интернете где-то это есть.

«Если хочешь пошутить про Путина, иди в интернет»

— Завершим тему: ты чувствуешь, что у тебя есть свобода слова?

— Конкретно я – да. Потому что я не сильно политактивный человек. Я не буду бороться с этим. Просто дайте жить конкретно мне.

 

[1] Правда ли, что ты никогда не смотришь свои выступления?

— На 98% правда. Иногда бывает, что я должен посмотреть. Вызывают на монтаж, и нужно решить, что вырезать, если что-то не зашло. Нужно сделать, чтобы в телике все клево смотрелось. Или иногда ты записываешь выступления на открытом микрофоне не на диктофон, а на видео. Тогда надо посмотреть. Вдруг я что-то клевое скажу, и нужно будет это не забыть. Остальное я не слушаю, потому что со стороны всегда выглядит плохо. Наверное, сейчас мне стало пофиг, как будто бы со временем я бы мог смотреть себя. Но зачем? Я же все помню.

[2] Правда ли, что, если бы у тебя была возможность не выходить из дома, ты бы так и делал?

— Нет, конечно. Даже про игры я немного утрирую – не так-то много я и играю. Так проще объяснить свое свободное времяпрепровождение. На самом деле, я и книжки читаю, и документалки смотрю. Сейчас я уже год живу один, и это сложно. Дома быть отстойно. Наверное, только если у тебя 30 грамм травы, никаких планов на месяц, какие-то потрясающие новые игры и много вкусной еды, а еще какие-то телки к тебе приедут, тогда может быть. Но так долго не проживешь. Нужно что-то делать.

[3] Правда ли, что импровизация – самый веселый жанр?

— Нет. Что значит «самый веселый жанр»? Импровизация клевая тем, что тебе сильно смешно в один конкретный момент. Типа «нифига себе, как он клево [сказал]». Это все происходит здесь и сейчас. Именно поэтому тебе смешно.

— Я подумал, что у тебя с импровизацией все в порядке, когда видел твои реакции на выкрики в зале или твои реплики на «Прожарке» Дудя.

— Да, наверное. Но я к тому, что импровизация не имеет ценности. Луи Си Кей запишет сольный концерт, и его будут много лет пересматривать, цитировать. А импровизация крута только тут и сейчас. Ты же не будешь пересказывать, как кто-то крикнул из зала, а ты что-то смешное ответил. Клево владеть этим скиллом, но ты не создаешь ничего существенного, что можно потрогать.

Ваня Усович

 

[4] Правда ли, что в Stand Up на ТНТ у тебя свободное посещение – ты можешь появляться, когда захочешь и сколько захочешь?

— Да, но в этом нет ничего особенного. Это вытекает из того, что у меня нет контракта. Есть шутки – я могу их снять, нет – я там не появляюсь. Когда нет контракта, могут быть такие свободные отношения. Мне сложнее было бы, если бы я должен был выдавать какое-то количество материала за полгода, потому что это давит. Но если не надо, ты не сильно стараешься. Конечно, какой-то плюс в обязательствах есть, когда что-то внешнее создает мотивацию. А так нужно самому ее находить.

— Почему ты не заключаешь или с тобой не заключают контракт?

— Потому что я не выдаю нужное количество материала. Люди пишут, что меня мало, что я мало пишу. Но, может, для меня это много? Может, я такой человек. А может, это опять лень. Ничего непонятно.

[5] Правда ли, что ты долгое время жил с 2 парнями?

— Да, а какое-то время и с 4. Сейчас у меня уже пятая квартира в Москве, где я живу. В каждой был разный состав. Всегда был Идрак [Мирзализаде], кроме самой первой. А так в разное время я жил со [Стасом] Старовойтовым, с Филом [Ворониным] из команды КВН «ДАЛС», с [Ильей] Соболевым, с Колей Андреевым из Stand-Up Club #1. И потом на Тверской мы жили втроем с Идраком и Артуром Чапаряном. То есть, каждый раз были разные составы.

— Твои родители намекают на женитьбу?

— Да пока нет, я ж не сильно старый. Думаю, к 30 это начнется. Плюс, у них же есть и другой сын, который уже женился. Не сильно это им и надо уже от меня.

— Сейчас у тебя есть девушка?

— Нет.

Про детство и условия возвращения в Беларусь

— У тебя было счастливое детство?

— Да, клевое. Вообще, мне здорово повезло с детством, с семьей, с родителями, раз у меня нет никаких переживаний, нерешенных проблем, что нужно ходить к психиатру.

— Чем занимались детишки в Мяделе?

— Играли во всякие казаки-разбойники, стрелялки, Mortal Kombat. Мы играли даже сами, без компьютеров.

Антон Шашуро интервью

 

— Скучаешь по чему-то особенному с того времени?

— Наверное, да. Но не так, чтобы я сильно ностальгировал по детству. Я недавно вспоминал, что было клевое время, когда впервые появились компы и компьютерные клубы. Наверное, мое поколение поймет, когда началась та эпоха игр, когда играли бандами 5 на 5. Все с ума сходили по этим играм, для меня это самое классное время. Сейчас в Бресте мы собирались сходить в такой клуб, но оказалось, что там это невозможно. Вот в Минске можно. Поэтому нужно находить таких, как я, которые тоже по этому скучают.

— Ты много рассказывал про роль Славы Комиссаренко в переезде в Москву и попаданию в телик. Можешь сказать, что тебе повезло?

— Я часто думаю, что мне повезло, и я оказался в нужном моменте в нужном месте. Но при этом у меня же была какая-то предрасположенность к этому. Еще со школы я чувствовал, что юмор – это мое. В школе я мог рассмешить, мы показывали какие-то миниатюры. Я точно знал, что это моя дорога, просто не знал, что это именно стендап. Еще так совпало, что стендап появился на наших землях, когда я поступил в Минск. Совпало, что Слава тоже с нархоза и делал там этот Cheesecake. Все линии сошлись. Не сойдись так, был бы другой путь. Наверное, я бы тоже ушел в юмор, просто не так резко.

Слава Комиссаренко Ваня Усович
Слава Комиссаренко и Ваня Усович (фото: vk.com/vanya_usovich)

 

— Правда, что ты даже не рассматриваешь возможность вернуться в Беларусь?

— Пока я не понимаю, что должно случиться, чтобы я вернулся.

— А если жанр стендапа разрастется здесь примерно до московских масштабов?

— Тогда, может. В каком-то интервью много лет назад одна девушка сказала: «Ты должен быть там, где все происходит». Не помню формулировку, но мне понравилась мысль, что если ты хочешь в чем-то прокачаться, то ты должен быть максимально погружен в ту среду, где все развивается. Это и логично. В Минске нет телевизионного стендапа. Все едут в Москву. Хотя мне нравится, что Корж живет в Минске, ЛСП тоже.

— Как думаешь, что удерживает белорусских комиков, типа Димы Нарышкина, Юры Кирдуна, оставаться и работать здесь?

— Я ж не знаю, что у них в башке. Но думаю, что особо никто не против будет переехать. Вряд ли в ближайшие годы в Беларуси появится что-то крутое, тусовка какая-то. Здесь этому гораздо сложнее появиться, учитывая, что все изначально меньше развито, нет нормальных телевизионных проектов, интернет-тусовки. Это может появиться за счет новых лидеров. Но пока не получается. Да и людей здесь меньше.

Шашуро Усович

 

— Как думаешь, в Беларуси все будет хорошо?

— Фиг знает. До смерти Лукашенко примерно так же будет. А что дальше – кто знает? Мне кажется, что, если есть возможность [свалить] из Беларуси – нужно [сваливать].

 

 

— FIFA/ Warcraft?

— Warcraft. Но третий.

— Москва / Минск?

— По-разному. Нельзя выбрать. Это как мать или отец. Минск роднее, но живу в Москве из-за того, что там моя рабочая среда. Жить в Минске я сейчас не могу, потому что выступаю в России, там много городов, богатых людей. В Москве можно заработать бабла, потом приехать в Минск на две недели, погулять в чистоте, походить по парку, поесть драников. Есть какая-то аура безопасности. Мне кажется, в Минске душа отдыхает от московского ритма.

— ЛСП / Макс Корж?

— Я знал, что однажды мне прилетит такой вопрос. Мне очень нравятся оба. Если бы у меня в России спросили про музыкантов, которых я чаще слушаю, я бы точно назвал обоих. Оба делают [отличное] музло. Коржа я открыл после второго альбома. У него все всегда [классно]. А ЛСП я открыл для себя с альбома «Виселицца». Трек «Безумие» я слушал, наверное, миллиард раз. Он почему-то не надоедает. Поэтому сложно выбрать.

— Слава Комиссаренко / Идрак Мирзализаде?

— Сложные вопросы. В каждом из них мне нравятся разные вещи. У Идрака материал раз в 100 слабее, но всегда интересно, что он скажет дальше во время выступления. Из-за какой-то протестной природы у него получается очень интересно, ему нравится выделяться. Он хочет быть не таким, как все, что мне близко. А Слава просто супермощный комик, машина юмора. Наверное, никто не создал столько материала, как Слава, причем качественного. У Славы все выстругано, проверено. Он монстр стендапа.

— Жена и дети / одиночество и деньги?

— Получается, жена и дети. От одиночества крыша едет. Так что я приду к тому, что у меня будут жена и дети. Я иногда дома целый день один, и уже сложно. Хочется, чтобы ты что-то говорил, и сбоку кто-то такой: «Да-да-да».

— Как нужно отвечать, когда тебя просят пошутить?

— Смотря, кто спрашивает. Но точно не шутить. Это самое главное. Это самая бесячая вещь.

— Какая твоя главная черта?

— Наверное, со стороны виднее. Меня вообще всегда удивляло, когда мне и в КВН в Минске, и в стендапе в Москве говорили, что я очень высокомерный. Меня это удивляет, потому что я думаю, что я вообще самый не высокомерный. Наверное, из-за моей молчаливости или замкнутости людям кажется, что я думаю, что я выше всех остальных. Скорее, я бы назвал главной чертой спокойствие. Но со стороны виднее, сложно о себе судить.

— Чего ты боишься?

— Высоты. Очень боюсь.

— Посоветуй книгу почитать.

— К сожалению, я не так много читал в жизни. Если кто-то не читал «Гарри Поттера» и вам еще не сорок, почитайте. В свое время мне понравился «Мартин Иден» Джека Лондона, но недавно я его кому-то советовал, и он не очень зашел. А вообще – Толстой. Я не так много его читал, но мне все нравилось. Мне не хватило сил дочитать его романы, но я этим займусь. Мне нравится, что он раскидывает жизнь по полочкам, что да как.

Ваня Усович

 

— Посоветуй фильм посмотреть.

— Мне очень нравится Тарантино. Многие любят «Джанго» и «Криминальное чтиво», но для меня обе части «Убить Билла» – это очень круто. Суперстильное кино.

— Продолжи фразу: «В Беларуси не хватает..»

— Явно, свободы слова. Может, сменяемости власти?

— Представь, что у тебя есть возможность поговорить с кем-то из ушедших от нас людей. Кто бы это был?

— Из-за того, что я комик, ко мне в голову сразу приходят чуваки из моей сферы. Есть комик Патрис О’Нил. Он умер от диабета. У него суперкрутые выступления. Все попадает в сферу моего интереса. Еще Толстой, конечно.

 

 

— Ваня Усович через 5 лет: что бы ты хотел, чтобы у него поменялось?

— Хочется чувствовать, что у тебя все хорошо. Быть более счастливым человеком, разобраться с чем-то в башке, стать более уверенным. Меньше думать о всякой ерунде и больше радоваться жизни.

— Ваня Усович через 45 лет: каким бы хотел его видеть?

— Наверное, просто понимать, что все было правильно сделано. Хотя бы большинство моих решений. Чтобы были ощущения, что я не [растратил] жизнь. Дети, внуки, – все молодцы и счастливы. Я наклепал каких-то клевых вещей в жизни, чтобы кто-то сказал: «Вот это он, конечно сделал!» А я на лэйт-найт шоу говорю: «Да, было время». Плюс, наверное, не прекращать этим заниматься и быть, как Джордж Карлин, клевым комиком до конца жизни.