Преподаватель английского

30 июня 2019 | 7 мин. чтения

 

Я Анастасия Цурканова, мне 27. С 2014 года преподаю в МГЛУ. А до того, еще будучи студенткой, работала на курсах английского языка. Так что, можно сказать, в профессии я уже 7 лет.

 

С 8 класса у меня была четкая цель, к которой я шла: МГЛУ, бюджет, факультет английского языка. Если не сюда, то никуда. Я встречаю сплошь и рядом, когда нынешние одиннадцатиклассники не знают, с чем они бы хотели связать свою жизнь. Наверное, это нормально, но мне это слышать дико.

преподаватель английского
Фото из личного архива героини

Было желание не просто изучать язык, а именно владеть им в совершенстве. На тот момент для меня не играло роли, кем я буду на выходе – учителем или переводчиком. Мне настолько нравился язык, что я отдавала себя по максимуму.

Меня распределили после пятого курса, я проходила стажировку на кафедре фонетики и сейчас работаю там же.

 

В детстве мне нравилось играть в школу, и мой дедушка, у которого золотые руки, сделал мне и младшей сестре деревянную доску. Мама купила мелки, и мы играли в школу. Я брала учебники, что-то объясняла сестре, и когда она хотела поменяться ролями, это никогда не срабатывало, потому что мне нужно было находиться именно у доски.

Моя бабушка учитель английского. Но я не могу сказать, что мое желание изучать язык как-то связано с тем, что она была примером. Скорее, это произошло подсознательно. Наверное, гены взяли свое. В 8 классе я поступила в лицей в Бресте. Выбрала специализацию, где профиль был английский и русский языки. Мне безумно нравилось учиться. Бабушка работала в этом же лицее, но у меня ничего никогда не вела. И cлава богу! (смеется). Но при этом она в меня немало вложила, когда узнала, что я хочу пойти по ее стопам. Она тоже училась в МГЛУ, так что профессиональная династия имеет место быть.

 

Моя главная, и, можно сказать, единственная обязанность в университете – вести занятия. Но любое занятие за собой скрывает подготовку к нему. Я уверена в своих знаниях, но, приходя на занятие, я должна освежить, что я буду делать. Плюс что-то разнообразить, иначе станет скучно и мне самой, и студентам.

преподаватель английского

 

Еще есть кураторство. Я куратор в четырех группах, но куратор – не классный руководитель в школе. Куратор, как правило, тот, кто проводит наибольшее количество занятий. Я провожу в некоторых группах чтение, аудирование и фонетику. Поэтому в течение недели студенты меня видят чаще, чем других преподавателей. Что делает куратор? Во-первых, я слежу за посещаемостью. Во-вторых, мне сдают ведомости об общем количестве пропусков в месяц. Плюс, я должна организовывать общие походы: в театр, музей, на выставку, проводить тематические кураторские часы, приуроченные, например, ко Дню Победы. Я никогда не навязываю вот эти вещи, потому что понимаю: наше время настолько динамичное, что если в придачу к трем парам я им еще поставлю кураторский час, то они меня возненавидят. А я не хочу (смеется).

Что касается бумажной работы, она меня не напрягает. Я сажусь раз в неделю на полчаса и заполняю свой индивидуальный план. Сейчас, с компьютерными тестами, мы приходим к тому, что мне вообще не нужно ничего проверять. Я просто фиксирую результат. Наверное, это специфика университета – в школе учителя явно заполняют намного больше.

Я очень не люблю отвечать на вопрос, что мне не нравится в работе. Однажды мне его задали на собеседовании, и я не нашла, что ответить. Но сейчас скажу, что мне не нравится отношение некоторых студентов к получению образования. Не то, что бы это меня задевало, мне скорее за них обидно. Они попусту тратят свое время. Ты выкладываешься, даешь им сверх того, что они могут прочитать в учебнике, плюс я действительно знаю себе цену. А некоторые просто приходят посидеть.

 

Мое основное место работы – МГЛУ. Но хочется какого-то разнообразия. Все-таки это один и тот же курс, который мы проходим из года в год.

Пока я находиласьв декретном отпуске, я была в Бресте. И в какой-то момент поняла, что язык начинает ускользать. Это всегда происходит быстро, если нет практики. На тот момент Streamline как раз открыли в Бресте филиал. Моя многочисленная семья меня поддержала и, поскольку я была единственным фонетистом с таким английским, я без труда прошла собеседование. Для меня это был выход в социум. Но когда ты понимаешь, что за это общение на любимом языке ты получаешь еще и хорошие деньги, это шикарно.

преподаватель английского

 

Я согласна на все 100% с тем, что хороший труд должен оплачиваться. Кто бы что ни говорил, это лучший мотиватор. В университете учитывается нагрузка, стаж, участие в конференциях, магистерская степень. Если работать только в университете, в среднем можно получать 1000 рублей в месяц. Спасибо большое нашему ректору, Наталье Петровне Барановой, которая отстояла наши зарплаты, когда их хотели урезать. Наши зарплаты одни из самых высоких в университетах Беларуси, поэтому нам точно не на что жаловаться.

Но нужно понимать, что это только полдня и 2-4 занятия. У нас каждый факультет учится целый год в одну смену. Учитывая мой стабильный график, я могу планировать оставшуюся половину дня и получать дополнительный доход. Если ты не устаешь развиваться, если ты любишь то, что делаешь, то в заработке вообще нет предела.

В этом году я параллельно работала в Институте IBA, где проводился интенсивный 10-дневный курс для сотрудников Белтелекома. Из всей Беларуси приезжали сотрудники, которые будут вовлечены в Европейские игры, и мы учили выполнять их же работу, но на английском. За 23 часа я заработала 2/3 своей зарплаты.

Мне кажется, я никогда не смогу уйти из университета. Мне нравится атмосфера и, особенно, люди – ты понимаешь, что тебя окружают не просто профессионалы, а хорошие люди. Не могу с уверенностью сказать, что будет в далеком будущем. Есть множество разных перспектив. Например, Представительство ООН, где постоянно нужны переводчики. Но я была в школе переводчиков, пыталась себя в эти тапки обуть. И я поняла, что мне скучно. Вот это и есть любовь к преподаванию.

 

Моим студентам 17-19 лет, на заочном отделении студенты постарше. Мне хорошо работать со всеми. Единственное, что я нашла для себя важным, это чтобы группа состояла примерно из одной возрастной категории. Потому что тогда проще найти подход, прочитать, что студенты хотели бы от курса.

преподаватель английского

 

Моя цель всегда –  расслабить и расположить к себе. Чтобы студент думал о вопросе, который я ему задаю здесь и сейчас, а не о том, что с ним что-то не так, что он что-то не подготовил или не выучил. Очень расслабляет фраза «ты не один, но если что – просто кричи «Help».

Когда знакомимся с заочниками, я всегда нервничаю. Они дважды в год приезжают на 8 дней, и для меня важно, чтобы они получили от этого если не наслаждение, то хотя бы минимальное удовольствие и новые знания. Поэтому в обязательном порядке: «Здравствуйте, как ваши дела? Что у вас нового? Я родом из Бреста, самый солнечный город на земле, а откуда вы?» Что-то рассказываешь о себе, тогда студенты начинают раскрепощаться. Я всегда уточняю, как бы они хотели, чтобы я их называла. Я очень люблю Лену называть Леночка. Если она не против. Даша, если она много болтает, значит, она Болташа. Ты смотришь, сканируешь, с кем можно это делать, а с кем нельзя. Потому что ситуации разные бывают. Например, однажды на курсах Streamline я заменяла преподавателя. На занятии я задавала вопросы о профессии – тема была такая. И женщина мне сказала: «У меня свой бизнес, но какой, я вам не скажу, это не для ваших ушей». Я ответила, что это ее право. Но потом решила обсудить этот момент с их преподавателем. Он мне сказал: «Настя, мы себе студентов не выбираем». И мне даже стало немножко стыдно, что я ему жалуюсь. Студентка пришла сюда получить знания и моя задача – дать ей это. В таких случаях я стараюсь выключить личностное, абстрагироваться от человека и контролировать только его знания. Это не просто, но я стараюсь.

Учитель ведь еще и психолог. Бывает, приходят настолько с «кислой миной», и ты понимаешь: что-то произошло. Я тогда просто отпускаю домой. Никаких лишних вопросов в такой ситуации лучше не задавать, потому что есть люди, которых это, наоборот, подвергнет дополнительному стрессу. Нам пытаются внушить, особенно в школе, что учеба – это самое главное. Но учеба – это часть жизни. Как ни крути. А в жизни случается разное, и это моя обязанность – сделать так, чтобы учеба этой жизни не вредила.

 

Моя первая университетская группа очень трогательно поздравила меня с днем рождения. Они испекли наполеон, вручили мне огромную орхидею и сделали коллаж. Огромный коллаж из моих фотографий. Распечатали, поставили в рамку. Коллаж у меня до сих пор хранится в Бресте, у мамы. Это огромная ценность, очень греет сердце.

преподаватель английского

 

Кстати, после этого случая я стала закрывать свои страницы в социальных сетях (смеется). Там я подписана под другой фамилией, потому что первое, что делают студенты, когда видят расписание, вбивают имя и фамилию в Instagram или где-нибудь еще. В моем Instagram нет ничего, что я хотела бы спрятать или скрыть. Иначе, зачем бы я это выкладывала. Единственный момент – я не всегда хочу, чтобы студенты видели мою страничку, потому что у всех определены социальные роли. Мне бы все-таки хотелось, чтобы в первую очередь студенты воспринимали меня как преподавателя.

На занятиях случаются забавные ситуации. Однажды уснула студентка. У меня 14 человек в группе, в аудитории всего 3 ряда, и я вижу всех. Плюс у нас такой рабочий процесс, что спать не получится. В тот день у нас была тема shopping, я включила фильм «Шопоголик», который мы должны были потом обсуждать. Девушка сидела прямо напротив меня, но на последнем ряду. Наверное, у нее не было цели засыпать, но фильм ее убаюкал. А я знаю, что это девочка, у которой дополнительный заработок, она все время приходит уставшая. И мне уже самой хотелось сказать, чтобы она шла спать. Девочки-соседки начали ее будить. Но я сказала, не надо. Это кино, она потом посмотрит его сама.

К списыванию у меня свое, наверное, неправильное отношение. Я никогда не списывала, поэтому мне всегда очень интересно смотреть, насколько изощренно студенты это делают. К тому же, я знаю, что вложила в них намного больше, чем требует тест. И стрессовый фактор все-таки играет свою роль. А успокоительные препараты только усугубляют ситуацию. Но бывает списывание аккуратное, бывает внаглую. Вот если внаглую, я это фиксирую. Наглость – это то, что я не приемлю и не допускаю. Наглость и хамство.

Многие спрашивают, откуда мой «british accent», ведь я никогда не была в Британии. У меня было несколько возможностей туда поехать. Например, на 4 курсе была поездка, а у меня тогда была свадьба. Я думала перенести, а будущий муж сказал решать, как мне лучше. Я поняла, что если он дает мне такой ответ, то он ради меня готов на многое. И решила в его пользу.

преподаватель английского

 

Но это абсолютная правда, что, побывав в Британии, люди меняют отношение к своему английскому. Как правило, если человек говорит, что все понимает, а сказать не может, это оттого, что он забыл грамматику или просто ее никогда не учил. Когда человек слушает, но не может понять, это говорит о том, что он не понимает, как нужно произносить звуки. Человек готов услышать это слово так, как он его произносит, хочет услышать свою модель, которая у него в голове. Но носитель произносит по-другому. Отсюда теория, которая подтверждается на практике: аудирование – это самое сложное. Потому что аудирование всегда зависит от наших собственных артикуляционных способностей. Насколько мы хорошо умеем произносить. Но, к сожалению, в школе этому никого не учат. Это допустимо в университете и, если повезет, на каких-нибудь курсах, если преподаватель тоже уделял достаточно времени фонетике. Я студентам пытаюсь донести: никто никогда не узнает, как хорошо вы владеете грамматикой, какой у вас словарный запас, если вы не научитесь красиво открывать рот.

 

Меня посещали очень абстрактные мысли о том, чтобы уехать. Но меня всегда останавливали неизвестность и неопределенность. Были мысли по поводу Италии, когда я в качестве переводчика съездила несколько раз с группами детей (итальянский – мой второй язык). Но потом я увидела, как итальянцы относятся к оформлению документов, как они невнимательны ко времени. Я понимаю: если бы меня туда перевезли ребенком и я росла в этой среде, я бы воспринимала это по-другому. А когда ты приезжаешь туда взрослым, нужно быть готовым к тому, что это другой уклад, другие традиции, другой background. И если не переделывать себя, придется приспосабливаться. Может быть, пока я была студенткой, я могла бы уехать. Многие оставались в США по программе Work & Travel. Но я понимала, что это не мой вариант, потому что не хотела брать академический отпуск на год, потом доучиваться. В приоритете было закончить учебу, а дальше посмотреть. И я поняла, что меня устраивает временное посещение всех этих стран, а не постоянное нахождение. Все-таки это разные вещи.

 

Для меня престиж профессии преподавателя иностранного языка понятен.  У многих есть закоренелое мнение, что такое учитель. Ведь в большинстве случаев наше отторжение оттого, что мы не знаем о своих возможностях, что нас может ждать. Поэтому важно объяснить молодым людям, что за этим стоит. Что это не только школа, но и университет, курсы, работа переводчиком в поездках, международные организации. Возможностей масса. Важно, чтобы к этому лежала душа, чтобы ты был готов всегда развиваться, потому что это постоянный труд. Если человек готов постоянно над собой работать, если ему этого хочется, тогда я не вижу никаких препятствий, чтобы быть учителем. Нужно настраиваться на позитивный лад. Думать, что, все будет круто, все получится.

преподаватель английского

 

 

1. Когда говоришь по-английски, на каком языке думаешь?

— На английском. И после того. И долго.

2. Тяжело слушать песни на английском, когда понимаешь их смысл?

— Иногда я зависаю. У меня получается так и на русском, и на английском: либо я слушаю текст, либо мелодию. Когда я расслабляюсь, я слушаю мелодию, когда мне хочется пищи для ума, слушаю текст. И вот когда тебе уже понравилась мелодия и ты начинаешь вслушиваться в английский, понимаешь, что песня-то ни о чем.

3. Как относишься к тенденции с детства обучать ребенка двум языкам?

— Очень хорошо. Важно делать это правильно. Дети вырастают качественными билингвами, если родители работают по схеме. Ребенок разграничивает язык по родителю. Мама должна в присутствии ребенка всегда говорить, например, на русском, папа – всегда на английском. Так ребенок учит один язык по маме, второй – по папе. У него нет каши. Когда появляется второй ребенок, то старший, как правило, становится промежуточным звеном. Потому что объяснить старшему ребенку, что он должен говорить только на этом языке, это очень сложно. Мама продолжает говорить только на русском, папа – только на английском, но старший, поскольку говорит на двух языках, может путать младшего. За счет этого получается путаная речь.

У меня, например, не получилось сделать ребенка билингва, потому что в нашей семье, как и, наверное, в большинстве семей, папа присутствует дома только вечером. Я должна была бы говорить с ребенком на английском, а муж, приходя домой с работы на пару часов, на русском. Выхожу я с ним, например, во двор, гулять к деткам, и он не слышит ту речь, которую 24 часа в сутки слышит от меня. Для него это стало бы проблемой. Так что я решила, что лучше научу его языку, чем буду в этой сфере воспитывать.

4. Можно ли учить английский самостоятельно?

— Можно. Если знать, как.

5. Хороший английский только в МГЛУ?

— Я часто спрашиваю у студентов, почему они выбрали наш вуз. Если кто-то просто хочет выучить язык, это возможно на любых курсах. Но когда мы говорим о лингвистическом образовании, я не буду ни за кого ручаться, но скажу: если ты выходишь с дипломом МГЛУ, это гарант качества.

6. Как избавиться от акцента?

— Слушать. Это обязательно. Наблюдать за носителями, слушать их рекомендации. Многие британцы, именно преподаватели, специально записывают, как нужно открывать рот. Повторять многократно, до хрипоты. Когда студенты в первый раз слышат фразу «возьмите зеркальце и посмотрите, как вы открываете рот», для них это шок. Но это очень важно. И слушать себя. Когда ты слушаешь свой голос в записи, понимаешь, что не так сказал.

7. Если человек хочет развивать язык, что лучше почитать / посмотреть?

— Нужно выбрать то, что нравится, и читать или смотреть это на английском. Я бы сказала, Джейн Эйр. Это такой не древний, но устаревший английский. Для тех, кто хочет интенсивно и быстро выучить язык, какие-то моменты могут запутать больше, чем помочь. Поэтому нужно обращаться к современной литературе. Есть хорошая писательница, Сесилия Ахерн. У нее очень интересные истории о любви, о жизни, с элементами фэнтези, написаны достаточно простым языком. Но это больше для девушек. Можно статьи читать. Очень полезно слушать BBC. Там правильный красивый акцент, к которому нужно стремиться.

Если говорить о сериалах, для тех, кто учит английский, есть такой сериал «Extra English». Очень коротенькие серии, по 20 минут. Темп речи достаточно примитивный. Если хочется углубиться, есть прекрасный сериал об отношениях «This is us». Главное – повторять, чтобы рот работал как надо. Иначе, это трата времени.

8. Шекспир / Богданович?

— Провокационный вопрос! Богданович – это любовь, вызванная «родственными узами», а Шекспир – это любовь от профессии.

9. Не боишься, что преподаватель заменят онлайн-курсы?

— Не боюсь. И считаю, что если такое и случится, то очень нескоро. Живое общение всегда в приоритете. Я и сама выбрала бы именно его.

 

 

txt — Катя Яблонская

jpg — Илья Давыденко

Если вы хотите стать героем рубрики «Непростые» или подсказать контакты знакомого профессионала, который расскажет о своей работе, пишите нам на электронную почту ilinterviews@yandex.by или в любую соцсеть.