Елисей Федоринчик

19 октября 2017 | 13 мин. чтения

После двух путешествий по США, ход твоих мыслей меняется. Встреча с Елисеем оказалась невероятно интересной — так и должен проходить разговор с максимально открытым человеком, который не боится говорить о жизни, какая она есть на самом деле. Это же демонстрируют и его попытки создания видеоблога. Что еще нужно знать о Елисее перед прочтением интервью? Он заядлый болельщик «Арсенала», в разговоре использует много английских слов, для удобства прочтения переведенных в нашем интервью на русский. А все самое интересное — в открытом разговоре сразу после фотокарточки.

Елисей Федоринчик

 

Про псевдоним и новые видеоблоги

— Елисей, когда я буду готовить это интервью, мне нужно будет указать, как тебя зовут. Во всех соцсетях ты подписан Ramsey, но это точно не твоя настоящая фамилия. Что не так с настоящей?

— Федоринчик – это  хорошая фамилия, просто она уже для меня непривычна. В классе девятом было модно менять в Vk фамилии на фамилии известных футболистов. Рэмзи (именно так, не Рамзи) – это футболист сборной Уэльса и игрок «Арсенала». В тот момент он мне нравился. До фамилии Рэмзи существовал Федоринчик, который ничего не достиг в своей жизни. А сейчас хоть что-то есть. Иногда меня даже преподаватели называют Рэмзи. Я уже свыкся с этим, откликаюсь на обе фамилии. Можно считать вторую творческим псевдонимом.

— Если бы у тебя сейчас был видеоблог, как бы он назывался?

— Если бы это был мой личный видеопроект, он бы так и назывался: Elisey Ramsey. Если бы это была коллаборация с кем-то, он назывался бы по-другому.

— Ты планируешь создать что-то в этом направлении?

— Есть великая идея, которая пока не осуществляется, потому что нет финансирования. Я не хочу раскрывать ее, потому что она напоминает стартап – такого нет в Беларуси.

— А в чем проблема финансирования? Многие блогеры начинают своими силами, а потом уже по мере раскрутки монетизируют проект.

— YouTube – это платформа, которая сейчас выросла во что-то большее, чем просто видео. Она оказывает очень большое влияние на публику, на молодежь, на культуру в целом.

Елисей Федоринчик

 

— Этот проект будет когда-либо реализован?

— Когда я стану старше, когда у меня будет большее осознание, чего я хочу от него. Нужно иметь творческую группу, которая будет готова работать 24/7 – звукач, оператор, монтажер. Тогда, скорее всего, это реализуется.

Про старые видеоблоги и старых друзей

— На твоем канале в YouTube я нашел всего одно оставшееся видео проекта «Плюс один два три». Что он из себя представлял?

— Мне было 15 лет, мы с друзьями просто дурачились на камеру. Без особого смысла, монтажа и раскадровки, сюжета.

— Как вообще появилась идея создания такого блога?

— Предыстория. Я владелец группы в Vk «Подслушано» в Марьиной Горке. Когда создавал ее, я был очень резкий, считал себя взрослым, начитанным человеком с большим IQ. Под каждым постом в группе я в комментариях пояснял людям за жизнь. Дальше я съездил в Британию, она сделала меня более открытым. До нее я не смог бы включить камеру и начать на нее говорить. Так появились видосы с названием «Плюс один два три». Качество было ужасное. Мы с другом о чем-то разговаривали. Это было с большим количеством мата, наигранности и неестественности. Позже написал какой-то мужчина с предложением выкупить проект. Он хотел, чтобы мы так же были ведущими, но говорили его текст.

— Много предлагал?

— Долларов 200, наверное. Я очень негативно на это ответил тогда, что-то вроде «мы не прогнемся ни под кого, мы будем делать свое». Хотя я понимаю, что сейчас я бы так не сказал. Теперь я общаюсь с этим человеком, я отдал ему половину группы «Подслушано», мы делим доход от нее пополам. Просто потому что он человек хороший.

— Тебе больше нравится выступать в роли актера или режиссера видео?

— Являясь культорганизатором своего факультета, я ставил большинство постановок на университетских конкурсах. У меня нет опыта в актерской игре, но появился опыт в режиссуре. Одна подруга научила меня, как работать с актерами, как строить репетиции.

— Ты бы хотел в будущем выступить в качестве режиссера музыкального клипа? Мне кажется, тебе это очень нравится.

— Мне очень нравится кинодело, все, что связано с операторским делом, с фильмами и короткометражками. Жизнь так сложилась, что вокруг меня очень много режиссеров и операторов. Ты с ними общаешься и узнаешь все фишки: как выстраивать свет, в какую сторону должен идти герой. В общении с ними ты начинаешь это понимать, а потом думаешь: «Я тоже так могу». Я купил себе камеру в Америке, купил стабилизаторы, свет, микрофон – у меня сейчас дома стоит аппаратура, которая нигде не используется. Я снимаю только для университетских мероприятий.

— Я смотрел единственное из твоих видео «Плюс один два три», оставшееся на просторах YouTube. Там ты и еще один парень. Вы вместе делали этот блог?

— Да. Сейчас мы с ним больше не общаемся.

— Почему?

— Человек не хочет развиваться. Не хотел тогда, не хочет сейчас, не будет хотеть никогда. Он поступил в универ, но потом не ходил туда под предлогом, что там нет друзей и ему скучно. В итоге его отчислили, он откосил от армии и теперь снова живет с мамой в Марьиной Горке, бухает, ходит на вечеринки. Его мама видела меня как человека, который будет его тащить. Я пытался это сделать, у меня не получилось, и мы перестали общаться.

— Кто был инициатором?

— Он. Я приехал из Америки, вспомнил, что у него был день рождения. Я смотрю список друзей в Vk, а его там нет. Просто человек удалил меня. С тех пор я даже не видел его.

Елисей Федоринчик

 

— Хотел бы возобновить общение?

— Если судить по тому, что о нем сейчас рассказывают мои знакомые, то нет. Я очень категоричный человек. Если люди вокруг меня не развиваются, а стагнируют, я перестаю общаться. Я не люблю людей, у которых нет цели, нет стремления и страсти, желания пробиться. Это не мой человек.

Про путешествия и работу в Америке

— Ты очень много говоришь про Америку. Если я правильно понимаю, этим летом ты был там во второй раз. Что такого ты не нашел в первом путешествии, ради чего отправился снова?

— Я поехал к друзьям и чтобы подзаработать. После первой поездки у меня там уже есть друзья, есть две работы, квартира, еда – мне не нужно было тратить деньги, чтобы найти новое жилье и работу. С другой стороны, мы должны были поехать в трип по Америке – три раза проехать по стране в разных ее частях. Все это с целью исследовать как можно больше. В итоге планы не осуществились, но я успел много где побывать.

— Ты ездил по программе или за свои деньги?

— Оба раза по программе «Work & Travel».

— Кем ты работал?

— Две работы – бариста в «Dunkin’ Donuts» (сеть кофеен в США) и продавец в «Apple Store». Бариста не такой, как в обычной кофейне. Там у меня была специальная кофемашина, и я просто нажимал на кнопки. А salesman в магазине Apple – это ты просто встречаешь людей, спрашиваешь, чем помочь, предлагаешь компьютеры на выбор.

«In Belarus people google shit»

— Ты бы хотел работать в таком магазине в Минске?

— Нет, не хотел бы. Люди разные. С меня все смеялись в Америке, потому что я говорил эту фразу: «In Belarus people google shit». В Америке к тебе приходит человек в магазин – он как чистый лист. Он ничего не знает, он не гуглил, что значит iPhone, что значит MacBook. В Минске же люди приходят в магазин с целью купить, они знают, чего хотят. Им не нужен консультант как таковой. Во всяком случае, в таком магазине. В США человек просто приходит, например, потому что телефон не звонит: у него включается голосовая почта, а звонки не доходят. Он приходит в магазин и спрашивает меня, что делать. Оказывается, у него просто стоит авиарежим. Я бы на его месте тут же зашел в google и написал «телефон не звонит». Первая ссылка – решение проблемы.

— Почему американцы так не делают?

— Не знаю. Вот они с моей фразы смеются, но это ироническая правда – Google изобрели у них, но они ничего не гуглят.

Про различия между американцами и белорусами

— В чем главное отличие белорусов от американцев?

— Есть концепция high-context и law-context culture (высококонтекстная и низкоконтекстная культуры). Если ты представишь себе воронку, то low-context culture идет от большего к меньшему – от края воронки к центру. High-context, наоборот – от центра воронки к большему. Так вот low-context culture – это американская, канадская, австралийская культуры, для них характерны приветливость, открытость, свободный разговор, эмоциональность и экспрессивность. Чтобы узнать человека, нужно сначала встретиться с кучей всего неестественного – поэтому такая культура идет от большого к малому. High-context – наоборот, это закрытые люди. У нас в Беларуси ты спросишь у случайного человека на улице, как дела, и он не ответит с улыбкой: «Все хорошо, спасибо». Чтобы добиться теплоты от человека у нас, тебе нужно с ним хорошо пообщаться. В этом главное различие.

21434232_291261924687197_738720991793905664_n
Елисей в Чикаго (фото: с instagram.com/eliseyramsey)

— Тебе больше какая концепция нравится?

— В работе с людьми – американская. Человек открыт, предрасположен к коммуникации. У меня был диссонанс, когда я в первый раз приехал из Америки. Тогда я пошел работать на месяц в сервис-центр по обслуживанию телефонов. Входит человек починить телефон, и я не понимаю, как себя вести. То ли дружелюбно с улыбкой говорить «Здравствуйте, как ваши дела? Чем я могу помочь?», то ли скучно бросить «Здрасьте». Я не понимал, как человек меня воспримет. В Америке проще с первой попытки заговорить, но зато дальше тяжелее найти реальных, настоящих друзей.

Про жирдяев, геев и мигрантов

— У многих людей сложились определенные стереотипы об американцах. Люди, думают, что американцы – это толстые люди, пожирающие вредную пищу, это представители ЛГБТ, и это мигранты. Что ты можешь сказать по каждому пункту?

— Все верно. Я жил в Массачусетсе, это один из самых «толстых» штатов. Но в Нью-Йорке, например, нет ни одного толстого человека. Это быстрый город, где ты постоянно бегаешь, всегда в движении, а еще есть мода на здоровое питание. В Калифорнии тоже культ спортивного образа жизни. Но если брать Америку в целом, то да, это правда.

— Что по второму пункту?

— ЛГБТ? Я жил с двумя друзьями-геями. И я их обожаю, один из них приедет в Минск зимой.

— Не боится?

— Боится, но все равно приедет. Они замужем, обычная семейная пара, свой дом, свой кот. У нас в Беларуси сложилось понятие, что ЛГБТ или гей – это пидор. Это разные понятия. Даже в своем community они сами распределяют людей на геев и пидоров.

— В чем отличие?

— Пидор – это человек, который помимо того, что ему нравится мужчина или женщина, ведет себя вызывающе, на манер противоположного пола. То есть если мы говорим про парня, то он все делает в женской манере, пытается вести себя как женщина. А есть просто геи. Вот мои два друга просто геи. Они говорят про футбол, про политику, про фильмы как обычные люди. Нет ни манерности, ни выпендрежа. Просто так сложилось, что человек любит свой же пол.

— Остался третий пункт. Мигрантов много?

— Америка вообще страна для мигрантов. Они везде, на каждом шагу. Если ты знаешь только английский, могут возникнуть проблемы. В Америке сейчас состав продуктов на упаковке дублируется на испанском языке, и уже начинают дублировать на португальском. Субтитры в новостях тоже начинают дублировать на испанском. В Бостоне и Массачусетсе, где 95% населения это белые, а остальные мигранты, эта проблема не особо остро стоит. А Флорида, Техас – там их очень много.

Елисей Федоринчик

 

Про любимое место во всей Америке

— Насколько я понимаю, в США ты побывал во многих местах. Назови самое крутое место, которое тебе довелось посетить.

— Вашингтон.

— Серьезно? Я слышал, что это обычный административный город, ничего примечательного.

— Дело во вкусе. Я фанатею от архитектуры, даже хотел когда-то поступать на архитектурный факультет, просто не сдал рисунок в свое время.  Очень часто люди, при все моей любви к ним, портят архитектуру. Они портят город, портят мои снимки, портят атмосферу. Вашингтон – первый город для людей. В нем штук сорок музеев, и все они бесплатны. Вход в зоопарк, в котором есть единственная в Америке панда, бесплатный. Uber в Вашингтоне стоит 3 доллара в любую точку города. В Вашингтоне живет всего лишь 500 тысяч человек. Когда ты в Нью-Йорке, ты можешь выйти на улицу в два часа ночи – куча людей, в пять утра – куча людей. И так круглые сутки. Если ты выйдешь в два часа ночи в Вашингтоне, там никого нет. Возле Белого дома ни одного человека. В этот свой последний трип в Америку я осознал, что я человек небольшого города, такого как Бостон, как Вашингтон, или Минск. Идея сочетания города для человека и культуры – это здорово.

Про путешествия в другие страны, «эстетический оргазм» и возвращение домой

— В каких странах ты еще был?

— Мало где. Великобритания, Мальта, Греция, Россия, Украина, Польша. И то в Польшу я поехал только для того, чтобы взять американскую визу. Я мечтаю взять машину и поехать в путешествие по Европе.

— Назови 3 страны, где ты бы больше всего хотел побывать.

— Как ни странно, Новая Зеландия, Канада, Австралия.

— А причем же здесь Европа?

— Она близко (смеется).

«Когда у тебя появляется возможность посмотреть мир, ты должен ценить это»

— В каком месте ты в последний раз испытывал «эстетический оргазм»? Поясню: такое чувство, когда захватывает дух и ты не можешь поверить, что ты сейчас здесь находишься.

— Вашингтон. Это был Lincoln Memorial (Мемориал Линкольна) ночью.

— Там, где восседает здоровый старик Авраам?

— Да. На него нечего смотреть. Но если ты смотришь с того места на Вашингтон, на Капитолий, это очень красиво. У меня есть видео где-то на камере, где я, будучи не сентиментальным человеком, просто плачу. Я сидел там, держал камеру, у меня играла песня Коржа «Жить в кайф». В тот момент я был счастливым. Я осознавал, что в данный момент времени я живу мечтой. Мечтой путешествовать, мечтой фотографировать, мечтой видеть новые места.

PP-1090799-min
Елисей возле того самого Lincoln Memorial (взято из instagram.com/eliseyramsey)

— Хочешь туда вернуться?

— Я хочу делать там домашние задания, проекты, монтировать видосы каждый день. Я видел, как люди туда приходят, садятся с ноутбуками и делают домашку. Это непередаваемое ощущение. Когда у тебя появляется возможность посмотреть мир, ты должен ценить это.

— Я вот чего не пойму: ты слушаешь душевную музыку, ты можешь заплакать, глядя на красоту. И при этом ты называешь себя не сентиментальным человеком. Почему?

— Я сентиментален в плане творчества. Меня легко затронуть музыкой, это большая часть меня. Сентиментальный человек — это тот, кого легко вывести на эмоции, легко задеть. Я был таким человеком когда-то, я им больше не являюсь.

— Расскажи, что ты чувствуешь, когда возвращаешься назад, в Беларусь.

— Второй раз ничего не чувствовал. Вообще ничего. Какая-то обыденность, я повидал друзей и вернулся назад. Не было такого, как в первый раз. Наверное, я сейчас скажу грубую вещь, но я человек, который не цепляется к людям. Я скучаю по белорусской атмосфере, которой нет нигде, по Минску, но не по людям. Мне кажется, ты ценишь эту атмосферу только когда находишься в другой стране. Когда вышел клип Коржа «Оптимист» (клип снимался в Минске), у меня были слезы на глазах. Тогда я сидел в Америке уже три месяца и после просмотра понял: в Минске круто. Каким бы он ни был скучным или несвободным в плане творчества, все равно ты скучаешь по атмосфере улиц, университета.

Елисей Федоринчик

 

Про любовь к «Арсеналу» и футболу вообще

— Насколько я знаю, ты ярый фанат футбольного клуба «Арсенал». Почему это лучшая футбольная команда всех времен?

— Это первая команда в истории, на футболки которой были нанесены фамилии и номера. Первая команда, чей матч транслировали в прямом эфире. Первая команда, которая провела весь сезон без единого поражения – 49 матчей. Очень много личностей, известных на весь мир.

— Выходит, ты влюблен именно в историю команды?

— У меня это началось лет с восьми, я просто стал любить «Арсенал». В детстве ты не думаешь, почему. Сейчас я могу аргументировать, почему я считаю эту команду великой.

— Правильно ли я понимаю, что ты был одним из тех людей, которые недавно стояли под дверями Marriott Hotel в Минске и встречали команду «Арсенал», которые приезжали играть с «БАТЭ»?

— Да, я смотрел на «Арсенал». Под отелем нас было человек 150. Мы ожидали, что они к нам выйдут, но они не вышли. В Минске огромная фан-база, как и в СНГ. Наш Александр Глеб играл в «Арсенале», поэтому сейчас в Беларуси так много людей болеют за «Арсенал».

— А сам ты играешь в футбол?

— Играл лет до 16-17. Потом перестал, потому что никогда не планировал быть профессиональным футболистом. Некоторое время я играл за футбольный клуб «Руденск», потом был клуб «Минск-2». В итоге я выбрал межкультурные коммуникации в экономическом университете. Мне это интересно.

Про мову и language

— Ты говоришь на белорусском языке?

— Интересный факт – я закончил беларускамоўную школу. То есть всё – начиная от уроков английского и заканчивая химией – было на белорусском.

— Какое у тебя отношение к мове сейчас?

— Исключительно положительное. Честно говоря, я не разговаривал на белорусском уже лет пять, с тех пор как закончил школу. Нас всех дразнили, что мы белорусская школа, колхоз, деревня. Сейчас я понимаю, что обучение дало мне очень много в плане понимания белорусской культуры и ценностей. Я могу назвать себя белорусом, несмотря на то что я не разговариваю на мове.

— Ты бы хотел говорить только на английском? Сейчас в разговоре ты используешь очень много английских слов.

— Если бы мне поставили выбор, на каком языке разговаривать до конца жизни – на русском или на английском, я бы выбрал английский. Он мне ближе. Говорят, что у человека, который знает два языка, две души. Я полностью с этим согласен. Я на английском языке и я на русском языке очень разный. На русском я сильно тараторю, очень быстро разговариваю. Английский я смакую, говорю с остановками, с интонацией, с подачей. Английский – это 90% моей жизни. За последние лет пять я не посмотрел ни одного сериала, не прочитал ни одной книги на русском языке.

 

— Минск / Москва?
— Москва – фу! Ненавижу Москву. Минск, конечно.

— Минск / Нью-Йорк?
— Минск. Нью-Йорк – тоже фу. Москва и Нью-Йорк равны – одинаковые мусорные ямы. Если ты был там один раз, круто. Но если ты поживешь там две недели, этого будет много.

— Морское побережье / горная вершина?
— Горная вершина.

— Кино / книга?
— Кино.

Жениться в 20 / быть одному в 40?
— Второе.

— Кого ты можешь назвать своим кумиром?
— Я не люблю религию, но процитирую Библию: “Не сотвори себе кумира”.

— Если бы можно было выбрать город, где родиться, какой бы город это был?
— Брайтон, который британский.

— Твой любимый фильм?
— Здесь давай подробнее (смеется). Есть фильмы для души, для слез, для настроения, где актерская работа хорошая, где операторская работа хорошая..
— Тогда 3 любимых фильма?
— “1+1” – постановка диалогов, юмора и сюжета. В плане меланхоличности и операторской работы – фильм “Обливион”. И “Ла-Ла-Лэнд” – идеальная режиссерская работа и идеальная простота героев.

— Чего ты боишься?
— Смерти, наверное.

— Какими 3 качества должна обладать девушка?
— Собственным мнением, амбициями и любовью к детям.

— Если бы у тебя была возможность встретиться с абсолютно любым историческим персонажем, кто бы это был?
— Эрих Фромм. У меня с ним схожие взгляды на религию, схожие взгляды на любовь и на философию жизни. Я бы с ним поговорил.

 

— Ты боишься стареть?

— Мужчины выглядят симпатичнее с возрастом (смеется). А внутренне хочется повзрослеть лет до 25 и остановиться. Сейчас я считаю себя достаточно взрослым человеком со своим мнением, своими идеалами. Я боюсь взрослеть. Поэтому, когда повзрослею, наверное, буду окружать себя молодыми людьми. В Америке в 40 ты молодой. Там только в 30 рожают детей, и в 40 путешествуют, даже не имея своего дома. Здесь же в 25 ты должен иметь квартиру, детей. Я очень хочу двух дочек. Есть такие папы, которые могут сказать: «Да давай устроим тусовку, погнали» (смеется). Хочется быть таким мужиком с бородой, который в 50 лет будет говорить: «Да, девчонки, поехали сегодня на аттракционы!»

— Ты хотел бы состариться в Беларуси? Чувствуешь себя здесь комфортно?

— Да. Жить где-нибудь в другом месте, приехать сюда. Почему бы и нет?

— Как, по твоему мнению, сложится твоя жизнь через 20 лет?

— По опыту сужу, что если ты рассказываешь людям о своих личных планах, то они не сбываются. Надеюсь, что я буду делать то, что буду любить, что будет мне нравиться и доставлять неимоверное удовольствие. Неважно, что именно это будет. Даже если наносить краску на ягодицы и водить этим по холсту. Я буду это делать. Неважно, где, в какой стране, понадобятся ли мне деньги или нет. Это такой максимализм.

— Кем ты хочешь быть через 40 лет?

— Я хочу быть таким дедушкой, который будет внукам говорить «Погнали! Поехали сегодня в Гваделупу, в Таиланд, потусим!» Сейчас я бы хотел, чтоб было так. Возможно, в том возрасте я буду говорить: «Отстаньте, я хочу посидеть, просто быть дома». Но сегодня я хочу, чтобы было по-другому. Кругосветное путешествие, знаешь?

 

Признаться честно, с Елисеем мы познакомились уже несколько лет назад, в университете. Но в этом полуторачасовом разговоре он раскрылся по-другому — как яркая, творческая и свободная личность. Елисей еще много рассказывал — про боязнь котов, про свой Instagram, про проблемы со зрением.. Но это лишь значит, что повод снова поговорить обязательно будет. 

Интересно же, правда?

Канал Елисея на YouTube: Elisey Ramsey

Instagram Елисея: eliseyramsey