@babariko_pavel

18 февраля 2020 | 10 мин. чтения

Третий эпизод «Созвездия ХЗ» не рекомендуется к просмотру лицам, неустойчивым перед красивыми мужскими физиономиями. Все потому, что в главных ролях в этот раз модель, красавчик и сердцеед Павел Бабарико. Умные мысли, острые скулы – в наличии, а для полного портрета – текст о том, как делать бизнес с 14 лет, ходить по подиуму как ровный пацан и разбивать сердца без обязательств.

Павел Бабарико

 

Павел Бабарико
Instagram: @babariko_pavel

Аудитория: 145k+
Чем знаменит: инстаграмный МММ: маркетолог-модель-мотиватор

 

 

— Кто такой Павел Бабарико?

— Скорее всего, маркетолог. Хороший маркетолог! (Смеется.)

— Ты маркетолог в душе, по образованию или по образу жизни?

— Давай просто начнем с того, как я в это попал.

В 15 лет мы с ребятами сделали сайт – сервис по розыгрышу призов. Через полгода он давал стабильные полторы тысячи посещений в день. Появилось много знакомств среди директоров магазинов, представителей брендов, заведений. И после того, как этот проект мы нечаянно закрыли, они часто писали мне с просьбой помочь им с рекламой во «Вконтакте». Так у меня и появились первые заказы на рекламные проекты. Когда Вконтакте «умер», я перешел в инстаграм. Здесь можно было почти за бесплатно делать каждый день миллионные охваты – не без помощи серых схем, конечно, но я научился обходить правила и лимиты инстаграма. Параллельно вдоль и поперек я изучал психологию и поведение потребителя. Так все дальше и пошло – во всех будущих проектах я отвечал за рекламу и работу с партнерами.

— Откуда с юных лет у тебя такая предприимчивость?

— Мне было 13, когда старший брат предложил продавать наушники. Доллар ему, доллар мне – все счастливы. Все наушники я продал, потом на эти деньги купил еще и продавал так очень долго. А потом в 15 лет родители сделали мне подарок. Сказали: «Пашенька, ты уже большой мальчик, зарабатывай на себя сам». Мне тогда нужны были деньги на скейтбординг, походы в кино с девочками, тусовки, модную одежду… И мозги начали думать, как же все-таки заработать.

 — Твои родители имеют отношение к бизнесу?

— Нет, у меня абсолютно обычная семья.

Павел Бабарико

 

— Однажды ты сказал, что у тебя семь выходных на неделе.

— Да, у меня семь выходных на неделе и семь рабочих. Нет такого, что я только работаю или отдыхаю.

Я могу проснуться утром, и мне нужно будет через полчаса выезжать в другой город. А бывает так, что куча планов по работе на день, но все отменилось – и я отдыхаю. Обычный день такой: проснулся, покушал, проверил все соцсети, посмотрел новости, пару видео и поехал на встречи.

— Сейчас, в 23 года, ты уже вполне себя обеспечиваешь и к тому же популярен в не самых узких кругах. В детстве ты такой представлял себе жизнь в 23 года?

— В 16 лет я не представлял, что смогу что-то сделать, а сейчас смотрю «Вау, прикольно». Хотя это все очень переменчиво. Да, у меня есть знания и опыт, но вот закроют инстаграм и все, придется думать как зарабатывать по-другому. А это достаточно большой процент моего заработка. Но вообще в детстве я даже и не мечтал о какой-то популярности. Хотел быть музыкантом или на скейте кататься. Это все, чего я мог хотеть.

— Однажды тебя 18-летнего занесло в Национальную школу красоты, что во многом потом определило твой успех в инстаграме. Расскажи, с чего вдруг ты туда пошел.

— Сидели компанией в кафе, друг позвал покурить, говорит: «Паш, я тебе расскажу кое-что, только обещай не смеяться. Меня знакомая пригласила на кастинг в модельную школу». Я не выдержал и начал угорать. «Модели? Что?! Ты что, педик что ли? Я хочу на это посмотреть, я сгоняю с тобой…чисто по угару».

Так все и было. Там были «интересные» личности, с которых мы вдоволь угарнули. Ну а че, я же пацан с района, только не на «кортанах», а со скейтом (смеется).

Павел Бабарико модель

 

— Кстати, с какого?

— Сухарево. Хороший район, половина знакомых сидит.

Короче, меня вытолкнули пройтись, я прошелся, а через две недели мне звонят и говорят, что я прошел на бесплатное обучение. Мой друг так звонка и не дождался, и пошел учиться платно.

Обучение длилось полгода. Занятия три раза в неделю: дефиле, психология, уроки макияжа, этикет, актерское мастерство… Всякие предметы учили. По факту – это, конечно, полезно, но с модельным бизнесом не сильно связано. Чтобы быть моделью, нужно не в школах модельных учиться, а сделать 50 съемок, найти фотографов, договориться бесплатно. И ты будешь в курсе всего, а еще связи, опыт и портфолио будут.

— После обучения ты пытался сделать модельную карьеру?

— Да. От агентства Национальной школы красоты движения никакого не было. И я начал сам что-то искать, сниматься, рассылать свои снэпы – тесты, специальные фотки для модельных агентств. И мне другие агентства предложили 4 контракта: Гонконг, Китай, Южная Корея и Италия. Но у меня был действующий контракт с Национальной школой красоты, по которому я, как оказалось, несколько лет нигде не мог работать. Прихожу туда и говорю: «Слушайте, прошло полгода, вы мне не организовали ни одной даже съемки. Мне предлагают уехать, давайте как-то решать». В итоге мне запретили работать и мы не договорились, они захотели слишком большую компенсацию – примерно $3000. Угрожали судом, если я уеду. Пришлось смириться и подождать. Решил это время потратить с пользой: начал сниматься еще больше и раскрутил инстаграм так, что можно было уже никуда и не уезжать.

— Помнишь первый рекламный пост?

— По-моему, это был Kufar. До этого были мелкие «рекламки», а тут закупили сразу шесть постов. Тогда я, начальник отдела продаж, за день заработал больше, чем за целый месяц работы.

Павел Бабарико

 

— 100k подписчиков ты набрал чуть меньше, чем за два года. Это был естественный рост или не обошлось без активных вложений?

— Полтора года я вкладывал абсолютно все деньги, которые у меня были, в разные «хитрые» схемы. Например, у меня было 400 страниц с моими фотками и ссылкой на основную страницу – и все эти страницы лайкали живых людей. Моя страница лайкнула девушку, она смотрит, мол, прикольный пацан меня пролайкал, переходит на страницу смотреть фотки и видит, что это не официальный аккаунт. Переходит на официальный аккаунт, подписывается. И так один аккаунт мог охватить до тысячи человек в день, что в сумме давало охват 300-400 тысяч человек ежедневно. Изначально я, конечно, на Европу ориентировался – это центр модельного бизнеса – потом на Америку и Азию пробовал, но все-таки переключился на Беларусь.

В первый год, несмотря на все вложения в съемки, страницы, IP и прочее, аудитория стояла на месте. Инстаграм деньги сосет – результата нет. А потом бах! Пошёл рост, еще и случайно попал в реалити-шоу (Паша участвовал в реалити-шоу «Понаехали» на канале Беларусь-2) – и рекламы стало значительно больше.

— Какой самый эффективный механизм для привлечения сотни тысяч подписчиков?

— Механизмы, которыми я пользовался тогда, уже не работают. Чтобы люди за тобой следили, надо быть полезным или интересным. В инстаграме на данный момент основным способом привлечения аудитории является официальная реклама. Но и там много подводных камней. И чтобы все работало эффективно и правильно, нужны хорошие маркетологи.

— Какие были эмоции в тот самый день, когда ты впервые увидел 100 тысяч на своей странице?

— Никаких, наверное. Ну, может, я там прыгал и люстру разбил, но я этого не помню.

— В твоем рекламном профиле написано, что охват поста у тебя 130 000 – 160 000, сторис – порядка 30 000. Почем реклама?

— Все зависит от клиента и моего интереса к бренду. Если мне не интересно – я отказываю. Все в порядке, но не цепляет – цену ставлю значительно выше. Если я хочу поработать с симпатичным мне брендом, я могу сделать очень дешево, но пост минимум $300.

— Сейчас ты не балуешь внимаем инстаграм и делаешь только рекламные посты. Чем в основное время увлечен?

— Смотрю много вебинаров, выступлений, много читаю. Много времени трачу на рекламные проекты, никак не связанные с моим инстаграмом, еще учусь снимать фото и видео. Нет такого, что я должен сидеть на работе, чтобы оплатить квартиру и не умереть с голоду. У меня свободное состояние. Так что почти все время я могу тратить на саморазвитие.

На следующие полгода у меня цель сделать мастерскую и собрать команду ребят, которые в чем-то талантливы. Есть дизайнер, кто-то видосы круто снимает, кто-то фотографирует, а у кого-то идеи крутые. Я хочу собрать вокруг себя именно такое комьюнити: молодых, горячих, талантливых. Так можно делать крутейшие проекты и постепенно создавать медиа-агентство.

Павел Бабарико

 

— Ты как-то говорил о двух историях, которые серьезно изменили твою жизнь. Первая о том, как тебе однажды ошибочно поставили смертельный диагноз.

— В конце школы меня обследовали и сказали, что мне осталось полгода-год. Мне прописали таблетки, говорят: “Возможно, осталось три месяца, а может еще и поживёте нормально”. То есть, умереть мог в любой момент. Таблетки были очень жёсткие, мне от них было очень плохо, и я перестал их пить. У меня была злость, что я ещё не пожил и что вот так вот все плохо закончится.

Потом было второе обследование. Сказали, что это была ошибка. Не помню эмоции, я попытался максимально быстро все это забыть. Такое бывает, люди ошибаются. Зато я понял, как важно успеть сделать как можно больше. Обычно мы не задумываемся, что любой момент может стать для нас последним. А эта ошибка заставила меня об этом подумать.

— Вторая история – про Армению и местных ребят, которые воевали.

— Билеты в Армению мне подарили родители на день рождения. Они не были в курсе, что там неспокойно.

В тот год в Армении была напряженная обстановка. За несколько месяцев до моего приезда у них был вооруженный конфликт с Азербайджаном. Я об этом узнал, только когда приехал.

Меня подвозили местные ребята, в машине играла песня на армянском. Я спросил: «О чем поют?». Один из них ответил, что эта песня про их братьев и друзей, которые не вернулись с войны. А потом добавил: «Вот моего лучшего друга нет. Я там был и остался жив – а он нет». Это очень жестко. Я даже не могу тебе описать насколько. Не потому что не хватит слов, а потому что у нас всё мирно и хорошо. Когда мы видим такое в новостях, воспринимаем это, как кино. А там я понял, что это все страшная реальность.

Мы даже на 1% не можем представить, через что они прошли. У того парня совершенно другой взгляд. Он по-другому на жизнь смотрит. Слов было немного, но этот разговор меня изменил.

 

 

— Как ты себе представляешь твоего типичного подписчика?

— Парень, белорус, 20-25 лет. Таких примерно 60%.

— Как ты выстраиваешь с ними общение?

— Почти не общаюсь, даже комментарии закрыл. Это круто, когда много людей. Но если бы я активно общался со своими подписчиками, вряд ли бы у меня было на что-то время. Я общаюсь с ребятами, которые со старта предлагают что-то интересное. А общение ради общения мне не особо интересно.

— Для тебя эти 150 тысяч – это ресурс или большая ответственность?

— Ресурс. Во-первых, ты можешь что-то продвигать – свою идею, мысль. Это как маленький телеканал. Еще так проще о чем-то договариваться, ведь у тебя есть имя. Почему я успешно веду переговоры с рекламодателями о совместных проектах? Потому что прихожу, и все видят, что чувак понимает о чем говорит.

Павел Бабарико Инстаграм

 

— Павел Бабарико любит людей?

— Я люблю людей.

— Однажды он же сказал: «Я не влюбляюсь, у меня есть только интерес. Я всем говорю, что любви не существует». Скажи, Паш, почему ты настолько суровый?

— Так и есть. Мне интересно дружить с девушкой, а не строить «отношения» в привычном понимании этого слова. Не влюбляюсь, потому что, наверное, один раз влюбился и больше не хочется. Это было очень круто, но потом было тяжело отойти. Я даже пропал на года полтора после этого всего. Сейчас работа, саморазвитие и общение с интересными людьми. А если этот интересный человек – девушка, да еще и красивая, то можно и не только пообщаться (смеется).

Любовь – это прекрасное чувство, но на данный момент, увы, его для меня не существует.

— Когда ты говоришь тост или поздравляешь с днем рождения, то желаешь счастья, здоровья, а «любви» пропускаешь?

— Успехов в личной жизни.

 

 

— Пришло время неприятных вопросов. Про подписчиков: сколько накрученных?

— Когда у меня было примерно 10 000 подписчиков, я решил крутануть еще 20-30 тысяч. Но я не знал, что фейки очень быстро списываются, поэтому надолго застрял на рубеже в 50 тысяч.  Возможно, небольшой процент накрученных до сих пор остался. Не знаю, было ли это ошибкой, но конверсию «просмотра профиля в подписку» таким образом я поднял. 

— На пике было 170 тысяч, сейчас уже 146. Тоже какое-то списание или просто результат того, что ты стал менее активен?

— Это результат того, что я делаю много рекламы и мало вирусного контента. В отличие от угарных видео или новостей, ты не перешлёшь другу рекламу, чтобы тот переслал еще кому-то. Сейчас я не работаю на привлечение аудитории. Но если захочу — знаю механику, как это сделать.

— Про внешность. Ты жесточайше худой: при росте 187 сантиметров весишь 60 килограмм. Это актуальная цифра?

— Плюс-минус.

Павел Бабарико модель

 

— Что это: диета, генетика, проклятие?

— У меня папа всю жизнь был такой, только невысокий. Не знаю, в кого я так вымахал. Он был худенький, маленький и только лет в 50 начал набирать чуть-чуть вес. До 45 у него вообще живота не было.

Одно время я хотел поправиться, подкачаться. Повесил турник на кухне, очень много подтягивался и отжимался, ходил на стадион. В итоге я просто вытянулся за год больше чем на 10 см.

— Ты однажды сказал, что в отношениях девушка должна быть на сто процентов послушная. Скажи, Паша, а ты часом не сексист? Или это районное воспитание?

— Я считаю, что никакого равноправия не должно быть. И это очень плохо, когда девушка в отношениях что-то решает за парня.

— Плохо для девушки или для отношений?

— И для девушки, и для отношений. По сути «успешный» парень должен быть лидером. И я знаю, что любая девушка, пусть даже самая «сильная и независимая», мечтает быть в отношениях с парнем – не за которого придется что-то решать самой, а с успешным, уверенным парнем, которого самой захочется слушаться. Ну и как же девушка может быть счастливой, если ее мечты не исполняются? Когда мечты исполняются – это же счастье, верно?  Просто у феминисток, наверное, нормальных пацанов не было, вот они и придумали такой термин, как «сексизм».

Павел Бабарико

 

— Кстати, феминитивы одобряешь?

— А это что?

— Это, например, если я скажу, что Ангелина у нас не фотограф, а фотографиня.

— Я старой закалки. Если вы будете говорить – на здоровье. Я так никогда говорить не буду.

 

 

— Как часто тебя узнают на улице?

— В Беларуси всё шикарно с этим. Люди редко подбегают. Но когда я где-то в неформальной обстановке, то да, подходят: «Привет, я тебя смотрю, я тебя знаю». Плюс у меня аудитория взрослая, она не любит за кем-то бегать.

— Тебе когда-нибудь говорили, что ты похож на какую-то звезду?

— Когда я пробовал делать интервью, сравнивали с Дудем. Говорили, что я похож на Джима Керри, когда фигнёй страдаю. А пару лет назад выложил фотографию во Вконтакте, и мне несколько человек написали, что я похож на Киру Найтли. Даже не знал, кто это.

— Как ты обычно передвигаешься по городу?

— Чаще всего на такси или на машине с кем-то, но и общественный транспорт никто не отменял.

— Есть ли у тебя менеджер или директор?

— Есть девчонка, которая принимает заказы на рекламу и ведет переговоры на эту тему. По факту очень небольшой процент людей доходит до сделки. И только когда человек говорит: «Окей, давайте обсуждать, у меня есть деньги», она меня сводит с ним, и мы уже обсуждаем детально.

— Бывало такое, что ловил конкретный звездняк и от этого срывало башню?

— Бывало, что в потоке постоянных встреч и мероприятий я немного увлекался и вел себя заносчиво. Но я быстро приземлялся.

Павел Бабарико личная жизнь

 

— Кстати, про мероприятия: часто приглашают на светские вечера?

Частенько, каждую неделю стабильно. Концерты, фестивали, тусовки.

— Чьи плакаты у тебя висели дома на стене?

— Такого не было вообще. Потому что у меня очень серьёзное воспитание. И родители – очень консервативные и религиозные. В Библии написано: «Не сотвори себе кумира». Поэтому, если бы я что-то повесил дома, мне был бы капец.

Из блогеров и знаменитостей я могу выделить одного мужика — Кейси Найстет. Вот он прям крутой. Раньше он был режиссером, а потом просто начал клепать контент на YouTube. Взрослый мужик, очень умный, просто показывает свою жизнь, рассказывает интересные вещи.

— Ты как-то признался, что не любишь тратиться на дорогое. На однажды тебе удалось «купить полгода свободного времени» и провести его в Питере и Киеве. Это как?

— У меня был проект с криптовалютой. Мы хулиганили, делали pump&dump. Знаешь, что это такое? Это накачивание криптовалюты с помощью большого количества людей и денег. Она взлетает в цене, и все покупают её. А мы ее заранее купили очень дешево, а на взлете продаем дороже.

В моем чате в телеграме было больше десяти тысяч человек. В один момент скидывали объявление, к примеру, «завтра 8 часов мы скинем название монеты». И уже в 7:45 подписчики канала сидят с телефонами и ждут, какую монету купить. Они там делали до 20 «иксов» («икс» – кратность увеличения цены, раз). Но мы, как организаторы, всегда стабильно делали 2 «икса» — не больше, не меньше, — потому что покупали за несколько недель до этого. Тогда я хорошо заработал и мог позволить себе отдохнуть.

Как раз в то время в Киеве жил брат. У него с другом была студия звукозаписи. И брат говорит: «Слушай, ты не хочешь там треки позаписывать, попеть? Тут одна группа ищет себе вокалиста». Подумал, почему бы нет. Следующим утром был уже в Киеве. Там у нас были долгие переговоры, и параллельно я помогал брату с рекламой студии. Гулял по городу, работал, тусовался. Потом заехал в Минск и отправился в Питер тусоваться на Vk Fest.

 

 

— Что дает в Беларуси статус популярного блогера?

— Это упрощает жизнь. Хотя это нестабильно: сегодня ты можешь заработать прилично, а завтра – ноль. Но свои удобства есть. Нужно решить какой-то вопрос или найти кого-то – скинул сторис, и люди откликнулись.

— В Беларуси есть тусовочка таких же молодых, красивых и популярных в соцсетях?

— Все друг с другом знакомы заочно и лично. Мы постоянно пересекаемся на тусовках, куда приглашают блогеров. Но комьюнити типа «давай вместе что-то делать» – вряд ли. Есть маленькие группки по два-три-пять человек.

Павел Бабарико

 

— А ты дружишь с кем-нибудь из таких вот популярных?

— У меня есть друзья и все остальные люди, с кем я как-то пересекаюсь или по работе, или на каких-то мероприятиях. Обычно мы общаемся по делу. Нет среди популярных у меня таких друзей.

— Как популярность изменила твою жизнь?

— Больше доверяют. Открыто больше возможностей. И всё. Нет такого, что за мной бегают девчонки толпами. Бегают, но не толпами.

— Бывало такое, что в соцсетях кто-то очень настойчиво добивался твоего романтического внимания?

— Такое случается. Странно, когда незнакомые люди начинают тебе написывать, признаваться в любви и так далее. Но я обычно реагирую нейтрально и напоминаю, что любви не существует. Сложнее, когда ты погулял с девочкой, с которой вы просто друзья, но после первой прогулки она уже так не считает…

— На ask.fm большинство вопросов тебе прилетает как раз на тему отношений. Почему так?

— Не знаю. Наверное, потому что я постоянно отвечаю, что читаю книги по психологии и бизнесу. Возможно, сделали вывод, что я что-то понимаю в этой теме.

— Ты очевидно топовый психолог. Так и запишем: «Я просто разбиваю сердца, а потом даю советы, как этого не делать».

— Хороший бизнес-план!

— Ты бы хотел однажды оказаться в такой же «шумной» звездной среде, как, например, в России, где есть шоу-бизнес и его составляющие вроде глянца, папарацци, желтой прессы?

— Я еще не знаю. В этом есть свои плюсы и минусы. Плюсы: у тебя еще больше возможностей и заработков. Минусы: у тебя нет личной жизни, про тебя много выдумывают. Чем заметнее ты, тем больше гадостей. У людей ведь складывается впечатление о незнакомом человеке даже из одной новости. Недавно на съемке я услышал: «Алишер Моргенштерн – отвратительный человек». Какой он отвратительный человек? Откуда ты знаешь? Вот так хейтеры и фанаты возникают из ниоткуда. Не знаю, надо ли мне это.

 — Ты не подумываешь однажды собрать чемоданы и надолго покинуть родные края?

— Я думаю об этом, но, если бы я уехал, то, наверное, ненадолго. Мне нравится уезжать на пару месяцев, проникаться жизнью других людей, их мыслями, целями. Ты впитываешь в себя все это и возвращаешься домой новым человеком. Мне очень нравится Минск, Беларусь, люди. Есть свои минусы, но это родное, понимаешь?

Павел Бабарико

 

— Здесь ты не упираешься в потолок, исходя из своих целей и амбиций?

— Если развиваться, то это цель одна – деньги. Сейчас у меня нет цели заработать много. Мне интересно что-то новое узнать, учиться. Пока что мне хватает знаний здесь. Что будет дальше – посмотрим.

— Что в планах на ближайшее будущее?

— У меня есть два пути в этом году. Я хочу поработать на большую компанию и посмотреть, как все устроено. Прийти и нахулиганить, сделать выдающиеся показатели. Это мне понадобится в момент, когда я буду готов создать свою компанию. Или же я могу двигаться самостоятельно, набивать шишки, делать ошибки и создавать медиа-агентство. Посмотрим, может, через месяц скажу, что выпускаю альбом. Я такой: мне стрельнуло что-то в голову – я сразу же делаю.

— Пожелай нам что-нибудь хорошее напоследок.

— Успехов, счастья, здоровья! Упс, давай по новой… Счастья, здоровья и успехов в личной жизни!

 

Оставить комментарий