@andrew_ivashkin

3 марта 2020 | 10 мин. чтения

Вместе c весной встречаем новый эпизод межгалактической рубрики «Созвездие ХЗ». Наш новый новый герой – Андрей Ивашкин. У него есть самокат и серебряная кнопка от YouTube, и это далеко не все активы 18-летнего парня. Еще один – наше интервью, в котором он рассказал о трюках ценой травмы, типичном дне самокатера и конфликтах с прохожими.

Андрей Ивашкин

 

Андрей Ивашкин, 18 лет
Instagram: @andrew_ivashkin
YouTube: AX
Аудитория: 100k+
Чем знаменит: катается на самокате и снимает об этом видео

 

— Мы встречаемся после твоих занятий в колледже. Где ты учишься и на кого?

— Специальность «информационное обеспечение бизнеса». Не хватило баллов поступить куда на самом деле хотел, поэтому оказался здесь.

— Звучит как полезная специальность.

— Сфера для меня знакомая, поэтому учиться не сложно, часто вывожу на опыте.

— Давай сразу перейдём к интересному и начнём с истории о том, как однажды между тобой и самокатами возникла “любовь”.

— В 14 лет я, как и многие, зависал на YouTube. Там наткнулся на видео Вовы 3С – блогера из Беларуси, который уже тогда занимался самокатами. Мне понравилось. Понял, что этот спорт редкий и было бы интересно им заняться. Примерно год никакого развития в стране не было, а потом к нам начали завозить самокаты и я понял – пора! Так все и началось, по сути, со случайного видео.

— Почему именно самокат, а не скейт?

— Я успел покататься и на скейте, но как-то не зашло.

— На скейтах катаются скейтеры, а как зовут людей, которые катаются на самокате?

— Говорят “самокатеры”, но, если обобщать, то просто “райдеры”.

Андрей АХ

 

— Сколько примерно стоит хороший самокат и во сколько обходится такое увлечение в год?

— Благодаря спонсорству я почти ни в чем себе не отказываю – на самокате стоит все лучшее, я получаю все новинки. Нормальный самокат, если собирать по деталям, стоит 500 долларов. Есть более дешевые собранные версии. Мой стоит почти 800 долларов.

— Сколько времени тратишь на это увлечение?

— До последнего года катался по пять часов ежедневно. Сейчас чуть сложнее – катаюсь меньше, но при каждом удобном случае.

— Как отличить крутого райдера от новичка?

— Например, посмотреть на его катание. У хороших райдеров катание техничное, есть трюки очень мощные, много разных стилей. Новичок – просто человек, который начал кататься, а крутой райдер – тот, у кого уже есть свои отличительные черты.

— По шкале от 1 до 10, где 1 – человек, который не знает, как выглядит самокат, а 10 – Тони Хоук из мира самокатеров, как бы оценил себя?

— Где-то 5, может 6.

— Сколько нужно откатать, чтобы научиться делать самые элементарные трюки?

— Базу можно выучить за месяц, если заниматься каждый день. Сейчас немного проще, есть много блогеров, которые снимают и показывают этот процесс. У меня все было на своих ошибках и без инструкции, так что базу я освоил за год. Зато сейчас делаю очень сложные вещи, причем некоторые – первым в Беларуси. И с первой попытки.

 

Андрей Ивашкин
Фото из личного архива героя.

— Это круто, но иногда стоит немалой боли.

— Два года назад у меня было смещение локтевого сустава, он остался мягким до сих пор. Скорее всего, будет операция. Просто упал сильно на локоть всем весом, пришлось ходить в фиксаторе пару недель. Беспокоит, когда стоишь в планке, или, если легонько ударю, тоже отдает.

Еще как-то «по мелочи» разбил голову. Для меня это несерьезная травма. В день открытия скейт-парка я шел по коридору, решил подпрыгнуть и четко встретил головой металлическую пластину. Больно не было, но в больницу на всякий случай отвезли.

— Подожди, а по-хорошему нужно ведь кататься в шлеме?

— Да, но у меня есть одна проблема – повышенное потоотделение. Когда становится очень жарко – находиться в шлеме невозможно. Я бы катался, но мне некомфортно.

— Минское движение самокатеров – что оно из себя представляет?

— Когда я только начинал, меня добавили в небольшую беседу из 4 человек. Сейчас там уже 400 человек, и беседа не единственная. Ежегодно проходит MINSK STREET GAMEZ в скейт-парке на Столетова. В прошлом году я занял там первое место, а в этом уже был ведущим. Еще устраиваем стрит джемы. Чем они отличаются от контестов? На контесте тебе отводится время и дается попытка, есть полуфинал и финал – как полноценные соревнования. Стрит джем больше про отдых и удовольствие, за какие-то классные трюки можно получить призы.

— Где вы катаетесь в Минске?

— У нас есть два скейт-парка. Первый – МТЗ, но сейчас его по каким-то непонятным причинам закрыли для самокатеров и оставили только для скейтеров. Мне там нравится, можно отдохнуть и не выкладываться на 100 процентов. Еще один – на Столетова, там можно учить новые трюки. По спотам (места для катания) – это, в основном, какие-то архитектурные строения. На Немиге несколько: выставочный центр, памятник милиции, Оперный театр. На Академии наук есть интересное место.

— Кого еще следует упомянуть, говоря о вашем движении?

Вова Воронков – первый самокатер в Беларуси, буквально с его помощью я начал кататься. И Женя Пожитков – мой тим-менеджер и директор магазина RIDE SCOOTER. Он первый завез в Беларусь трюковые самокаты.

 

— Под Новый год ты получил серебряную кнопку от YouTube за 100 тысяч подписчиков. Давай вспомним историю, как ты прошел этот путь и почему решил снимать?

— Я просто захотел снимать то, что у меня происходит. Делал это для себя. По мере того, как катание на самокатах становилось популярным, росло количество подписчиков и у меня на канале. Первые 50 тысяч подписчиков собирались медленно, на это ушло три года. Недавно было уже 100 тысяч – я обрадовался, но отмечать не стал, катался как обычно. YouTube постоянно меняется, очень много нововведений, так что я до сих пор в процессе изучения этого механизма. Самое сложное в создании контента – снять и реализовать так, как хочу.

— С монетизацией все ок?

— Да, получаю за просмотры и рекламу.

— Какое самое топовое видео на твоем канале по просмотрам?

— Топ жестких падений на самокате – 430 тысяч просмотров.

— Это обеспечивает тебя насколько, что ты можешь не устраиваться на работу?

— Пока учусь – да. Если на момент окончания учебы все будет хорошо, то на работу можно и не устраиваться. Воспринимать как работу я это не хочу, однако, в каком-то смысле это так.

 

 

— Как думаешь, чем ты заслужил внимание такой широкой публики?

— Думаю, тем, что не ставлю себя выше других. Это ключевое. А также то, что я на канале такой же, как и в жизни.

— Среднестатистический подписчик твоего канала – кто он?

— 16-летний парень из России, таких примерно 70%. Из Беларуси всего каждый десятый. Но бывают среди публики и неожиданные персонажи. Как-то я был на мероприятии Wargaming в качестве участника, и среди прочих подписчиков ко мне подошел мужчина лет 50 и пожелал удачи.

— Что обычно прилетает тебе в директ?

— Вопросы про самокат. Хотя чаще спрашивают, когда выйдет новое видео.

— Сталкивался ли ты с неадекватным поведением в инстаграме? Выработался ли у тебя к этому иммунитет?

— Когда критика подкреплена правдивыми фактами, я принимаю это, если не согласен – высказываю свое мнение, и, как правило, с такими людьми мы приходим к логической точке. На самом деле иммунитет уже выработался, близко это не принимаю, просто некоторые высказывания могут вызывать раздражение.

 

Андрей АХ
Фото из личного архива героя.

— А был ли какой-то неожиданно милый сюрприз: тебе что-нибудь подарили, в чем-то признались?

— Да, была одна очень приятная ситуация. Накануне своего дня рождения я заболел, лежал с температурой под сорок. В тот самый день я встал в таком же состоянии и подумал, что все пройдет. Решил сделать себе подарок – обновить самокат. Ни с кем не договорившись о встрече, поехал в скейт-парк, а там были ребята: они сгоняли в магазин, принесли шоколадки, конфеты – в общем, поздравили. И на следующий день уже прекрасно себя чувствовал.

— Стотысячная публика для тебя – один огромный ресурс или большая ответственность?

— В первую очередь большая ответственность. Каждое слово воспринимается людьми буквально, некоторые пытаются подражать, поэтому очень важно фильтровать то, что говоришь. Либо если ты где-то допускаешь ошибку – в техническом плане или же просто сказал что-то не подумав – в любом случае это заметят.

 

 

— А сейчас мы будем задавать вредные вопросы от хейтеров.

— У меня как раз недавно был интересный случай. Пару дней назад я писал сайт, как вдруг мне прилетает сообщение от незнакомого человека, причем начинается оно с оскорблений. «Сколько тебе лет, что ты на самокате катаешься, как тебе не стыдно», – и так далее. Я ответил, что с оскорблениями надо быть поосторожней, что это мое дело, чем заниматься. В ответ прилетает: «Можем встретиться, если хочешь». В это время я и так злой сидел от того, что не шла работа, а тут это. Зачем мне это писать? Что с этим миром не так? Какая человеку разница, чем я занимаюсь в своем возрасте?

И таких сообщений много. Люди, которые это пишут, пытаются оскорбить, вымещают свою злобу из-за того, что сами не занимаются любимым делом, не имеют достижений в жизни. И они начинают вот так просто наседать на одного человека,. Таких людей много, но, как я уже говорил, реагирую я далеко не на всех, просто в этот раз сообщения залетели «вовремя».

— Обычно в этой рубрике мы задаем много вопросов, но с тобой хотели бы обсудить одну тему. История простая – о людях, которые негодуют, когда вы катаетесь в общественных местах, и пытаются вас оттуда прогнать. Давай попробуем объяснить, почему они не правы.

— По крайней мере, потому что у нас нет определенных условий, в которых мы могли бы кататься. Мы выезжаем в общественные места, когда парк максимально заполнен и там нет места, либо если в парке нет каких-то конкретных фигур.

В некоторых странах, например, в Испании, есть культ скейтбординга, там привыкли и не удивляются райдерам на улицах. У нас такого, к сожалению, нет. Люди расценивают наше занятие как порчу имущества. Ты приходишь, грубо говоря, покататься на ступеньках, а тебе говорят, что ты их ломаешь. С другой стороны, катание по каким-либо граням, конечно, их портит, но мы не можем их найти в других местах, поэтому приходится искать в городе. Люди говорят, что лучше бы мы сидели на лавочке, пили пиво и никому не мешали, ничего бы не ломали – город бы от этого стал лучше. Но лучше бы не было. Просто не до всех это доходит.

Справедливости ради нужно сказать, что есть и люди, которые видят исполняемый нами трюк, подходят и говорят, что это классно, что им понравилось, или же просто спокойно наблюдают. Была однажды такая ситуация: у меня не получалось сделать фигуру и мимо проходила пожилая пара лет 50-60. Обычно это те представители аудитории, которые возмущаются больше всех, пытаются прогнать, вызвать милицию, но они стояли и смотрели, пока я не сделал трюк. Проходя мимо, кто-то может сказать: «Респект!», – вот от таких поступков ты ощущаешь отдачу. Одно доброе слово или вот такое молчаливое заинтересованное наблюдение перекрывают десяток негативных комментариев.

Андрей Ивашкин

 

— На вас вызывали милицию?

— Да, были случаи. Меня не забирали в отделение, но с моими друзьями такое случалось. Как правило, через какое-то время их отпускали без штрафа, но так происходило скорее всего потому, что они несовершеннолетние. Не знаю, что было бы со мной в таком случае, пока что удавалось этого избегать. Когда милиция приходит, я начинаю с ними разговаривать, и все разрешается без конфликтов. Если нас просят уйти, мы уходим, но это не значит, что мы не вернемся сюда в следующий раз. И все прекрасно это понимают.

Например, год назад мы катались на парковке возле Dana Mall, нас уже знала вся местная милиция. Каждый день нас гоняли, и каждый раз мы возвращались. И как-то нам повезло: подошел мужчина и сказал, что нам лучше приходить после 22:00, когда мы никому не будем мешать. Сама парковка работает до 03:00, но уже после закрытия торгового центра там более-менее пусто. Мы взяли этот совет на заметку. То есть люди, которые работают в милиции, тоже понимают, что нам негде кататься, входят в положение, помогают разрешить конфликтные ситуации, чтобы и у них работа выполнялась, и мы имели место для катания.

— На одном видео, где вас снова прогоняют, вы рассказываете о разговоре с администрацией города о том, чтобы обустроить зону для катания, но ответа не последовало. Расскажи, как вы пытались через официальную власть решить этот вопрос.

— Первый шаг – это создание петиции. Ты получаешь официальный ответ от главы администрации и, если он отрицательный, как правило, на этом все заканчивается. Ты можешь прийти в администрацию, если твоя петиция одобрена или же нет выступающих против нее, но у нас это чаще всего заканчивается разговорами о том, что денег нет, следовательно, обустраивать ничего не будут. За последние семь лет, насколько я знаю, подавали три петиции, которые собрали много подписей, но ничего из этого не вышло.

— Ты говорил про два парка, в которых вы катаетесь. Чьими силами они были созданы?

— Парк возле МТЗ появился силами тракторного завода с целью привлечения молодежи. Скейт-парк на Столетова входит в спортивную зону, где расположены площадки для разных видов спорта, в том числе и для скейтбординга. По-хорошему такие площадки должны быть в каждом районе города, то есть чуть больше, чем то, что мы имеем сейчас.

— Подведем черту: что нужно сделать, чтобы вас больше не прогоняли?

— Необходимо создать условия для катания. Понятное дело, что некоторая часть людей будет кататься в стриту (на улице вне специальных мест), так как это приносит больше удовольствия. Ты получаешь определенные эмоции от того, что на тебя смотрят люди, когда ты показываешь им новый трюк. Но большинство все равно нуждается в определенных условиях. Хотя, исходя из своего опыта, я понимаю, что в ближайшее время в нашей стране такого не будет.

— Вот кстати, ты же был в Москве. Как там обстоят дела в этой сфере?

— Гораздо лучше. Во-первых, там даже в стриту в центре города буквально каждые 30 секунд проезжаешь мимо какого-нибудь спота. Я катался там несколько дней, и никто не придирался по поводу порчи граней и так далее.

 

 

— Правда ли, что ты самый лучший самокатный райдер в Минске? 

— Нет, у меня есть несколько друзей, и я, объективно оценивая свои силы, могу сказать, что они катаются лучше меня. Например, Илья Ермаков. Он однозначно быстрее спрогрессировал и на данный момент катается намного лучше меня.

— Правда, что ты настолько круто катаешься, что на тебя девчонки вешаются? 

— Не вешаются, но, как правило, для них это что-то новое, они оценивают это как нечто крутое. Я бы сказал, что этим умением я могу удивить, но это далеко не предел совершенства.

— Как часто узнают на улицах Минска? 

— Довольно-таки часто, каждую вторую вылазку в город меня узнают.

— На каком транспорте обычно передвигаешься по городу?

— На метро, автобусе. Если куда-то срочно нужно попасть, могу вызвать такси.

— Есть ли у тебя менеджер или директор?

— У меня нет менеджера или директора, и в них нет необходимости.

Андрей Ивашкин

 

— Бывало ли такое, что ты чувствовал себя звездой, и от этого срывало голову?

— Нет, такого не было.

— Когда предлагают коллаборацию, ты сразу соглашаешься или смотришь, с кем имеешь дело? 

— Я отталкиваюсь не от человека, а от идеи. Если идея мне интересна, то я в деле.

— Кто твоя любимая звезда из мира экстремального спорта? 

— У меня нет какого-то кумира. Да, есть люди в сфере экстремального спорта, которых я уважаю. Это тот же Тони Хоук – представитель скейтбординга, который до сих пор продолжает кататься, хотя ему уже за 50 лет. Но я иду своей дорогой, не следуя по кем-то проложенному пути.

— А в целом в этой сфере есть звезда мирового масштаба?

— Я бы присвоил такой титул Райану Уильямсу.

 

 

— Что тебе дала популярность? Делает ли она тебя счастливым либо же, наоборот, утомляет? 

— Во-первых, я не считаю это большой популярностью. Моя аудитория насчитывает 100 тысяч человек – и это относительно немного. Популярность дала мне спонсоров, знакомства с интересными людьми, а также удовольствие от того, что я занимаюсь любимым делом и ни в чем не нуждаюсь.

— Ты мечтал в детстве стать знаменитым?

— Нет, абсолютно. С детства душа лежала к творчеству, я хотел заниматься чем-то в этой сфере, чтобы это приносило удовольствие. И плюс хотел заниматься чем-то необычным, что сможет кого-то удивить. Когда я только начинал заниматься видео, я не мог подумать о том, что у меня появятся спонсоры, что у меня будет свой канал, который будет знать большое количество людей, что меня будут узнавать.

— Вопрос про цели: какое количество подписчиков тебе необходимо?

— Наверное, я бы хотел миллион, потому что это следующее достижение на YouTube.

 

Андрей АХ
Фото из личного архива героя.

— Там уже есть миллионеры с похожим экстремальным контентом?

— Я знаю канал «Mishanya Ogorodnik», он снимает видео про экстремальное катание на велосипеде.

— Есть ли в Минске тусовка популярных в социальных сетях ребят, которые занимаются экстремальным спортом?

— Такого нет. Есть круг моих друзей, с которыми я привык кататься, общаться, проводить время. Я бы не назвал это определенной тусовкой – это люди, которых я первыми зову с собой кататься.

— Что для тебя определяет счастье, чего тебе не хватает для этого состояния?

— Лета и свободного времени. Второй пункт сейчас решает очень многое. В голове очень много идей, и ты просто не успеваешь их все осуществить. Проходит время, и они перестают быть актуальными.

— Где и кем ты видишь себя лет так через десять?

— Скорее всего в Минске я себя уже не вижу. Если будет позволять здоровье, катание останется со мной. Возможно, со временем появятся новые увлечения в других сферах, но они не станут основными. В общем, пока я могу физически и есть желание, буду продолжать и катание, и блогинг.

— Если все будет двигаться так же, как и сейчас, как ты думаешь, какое количество подписчиков на твоём канале будет ровно через год?

— Я думаю, что как минимум увеличу свою аудиторию в два раза, то есть к следующему году должно быть около 200 тысяч.

— Желаем тебе в этом успехов. Что ты в ответ пожелаешь нашим читателям?

— Никого не слушать и заниматься тем, что тебе нравится.

 

 

 

Оставить комментарий