Акушер-гинеколог

16 февраля 2020 | 10 мин. чтения

 

Меня зовут Виктория Матвиенко, мне 28. В 2014 году закончила медицинский университет, распределилась в роддом и продолжаю там работать.

 

 

Я работаю в государственном роддоме, частных в Беларуси нет. У нас есть классные медицинские центры, но они оказывают амбулаторную помощь, а роды принимают только в государственных роддомах.

акушер гинеколог

 

Когда заканчивала универ, больше нравилась гинекология. Но в процессе работы в роддоме полностью переключилась на акушерство. Работу совмещаю со школой для беременных «Первая ласточка», которую сама открыла. Идея создания школы появилась еще в интернатуре, но первые годы работы для меня были тяжелыми: темп, условия, зарплата. Была уверена: отработаю – уйду. Но отработка заканчивалась, к чему-то привыкла, с чем-то смирилась, бросать и уходить в другую сферу стало жалко. И вот в тот момент поняла, что готова открыть школу.

 

 

Не могу сказать, что в четыре годика ходила с фонендоскопом и мечтала лечить людей. Всегда считала себя гуманитарием и, если бы не такая ситуация с образованием в нашей стране, пошла бы в педагогический. Но решила, что учителем быть непрестижно, хорошо знала химию и биологию, и подумала, что могу идти в мед. А потом начала углубляться в тему и поняла, что это действительно классно.

На младших курсах у нас были более теоретические предметы, вообще не понимала, каким врачом могу быть. Наверное, поэтому и училась не очень сознательно.

врач акушер гинеколог

 

Я человек эмоциональный: принимаю импульсивное решение, а потом пытаюсь найти под ним почву. Точно поняла, кем хочу быть, когда мы попали в детскую реанимацию. Я увидела новорожденных малышей, мне было их ужасно жалко, и я подумала, как круто приложить максимум усилий, чтобы дети в эту реанимацию вообще не попадали. Я не думала, популярна ли эта профессия и к чему она меня приведет. Это был просто импульс. С того момента начала активно учиться на 9-10, чтобы попасть на акушерский поток.

 

 

Когда пришла в роддом, работала в отделении как дневной врач и у меня были дежурства. Но сейчас работаю только как врач-дежурант: в будние дни смена с 16.00 до 8.00, в выходные и праздники – с 8.00 до 8.00, то есть сутки. На смене делаю все, что нужно пациенткам: провожу обход, принимаю роды, делаю кесарево. Если поступают новые пациентки – принимаю их в приемном покое, назначаю лечение.

Но когда врач полноценно работает в отделении, его график другой. С 8.00 до 16.00 у него рабочий день. Если есть дежурство – остается на него, но с 8 утра он снова врач своего отделения. В 16.00 рабочий день заканчивается, получается, на работе он уже 36 часов, идет домой, отдыхает, а в 8 утра ему снова на работу. Выходного после этих полутора рабочих суток нет.

Когда мы думаем, к какому врачу хотели бы попасть, представляем себе начитанного, умного, относящегося ко всем с душой человека. Но для этого он должен отдыхать. У врача должны быть деньги и время, чтобы почитать современную литературу, съездить на конференцию. А когда работаешь в таком ритме, времени нет ни на что. Кто-то привыкает, кто-то, может быть, более вынослив. Но это очень тяжелый труд, и выгорание наступает быстро. Поэтому я с дневной работы ушла.

Что касается заработной платы, многое зависит от премий, какой объем работы выполняет врач. Если он работает на ставку, имеет вторую категорию, его зарплата будет где-то 700-800 белорусских рублей в месяц.

 

 

Первые роды, которые принимала сама, я не запомнила. А вот роды, которые впервые увидела, помню. В универе после третьего курса у нас была медсестринская практика, я проходила ее в третьем роддоме. Там так интересно: на весь роддом раздается звонок, и врачи знают, что нужно бежать в родзал. Но роддом маленький, рожениц не так много и я все думала, посмотрю ли вообще на эти роды. И тут звонок! Тогда была безумно растрогана, не думала о физиологии, мне просто хотелось сказать: «Гляньте, человек пришел в этот мир, это настолько круто!»

Как любая работа, и эта может превратиться в рутину. Но сейчас пропагандируется осознанность во всем: в еде, одежде, отдыхе, книгах. Работы это тоже касается. Я осознанно стараюсь возвращать себя к состоянию, которое было на первых родах. Тогда сама чувствую, как кайфую.

акушер-гинеколог минск

 

Очень трогателен и важен первый контакт мамы и малыша. Мы поднимаем маме ночнушку, голый ребенок попадает на ее голое тело. Когда ребенок рождается, он полустерильный, и представляет собой открытую биологическую нишу, на которую могут «запрыгнуть» любые микробы. Нам важно, чтобы на коже малыша развивалась нормальная для обычного человека микрофлора.

Это первый момент. Далее мы можем приложить ребенка к груди. Но нужно понимать, что это не полноценное кормление. Ребенок только родился, ему нужно время, чтобы понять, что с ним вообще происходит. Он не голоден. Но капля молозива, которую мы выдавливаем, позволяет запуститься пищеварительным железам. Когда женщина через час-два полноценно прикладывает ребенка к груди, он уже готов. Это важно и с точки зрения установления лактации. Когда грудь «поняла», что вот тот, кого нужно кормить, она начинает активно функционировать.

И, конечно, это важный психологический момент. Ты рожала, устала, потом еще тужилась как самосвал десять минут, сил нет. И тут на тебя запрыгивает твой «пирожок». Это самый кайфовый момент, те три минуты счастья, ради которых вообще идешь рожать. Потом начнется: тут его высыпало, тут он что-то срыгивает слишком много. Ты постоянно будешь решать какие-то проблемы. А в этот момент ты уже мать, но делать еще ничего не надо.

Когда ребенок рождается, он находится в большом стрессе. Представляете, человек впервые попадает на воздух, контактирует с кислородом, видит свет. Я каждый раз восхищаюсь этим. Нам кажется, пока ребенок не научился от нас отбиваться, он ничего не соображает. Но где-то там, в глубине, он понимает, что к чему. Он родился, ему страшно, и ему важно попасть на маму. Понять, что он не в космос выпрыгнул, кто-то его словит.

Если проводится кесарево сечение, положить ребенка на маму не могут, потому что идет операция. Иногда, если есть возможность, прикладывают хотя бы к плечу. А если на родах есть партнер, могут положить малыша на грудь ему.

 

 

Есть пациентки, которые приходят с планом родов. Но откуда он вообще взялся? Изначально план родов был придуман для женщин, которые рожают как в Америке: конкретный врач ведет их всю беременность, и он же принимает роды. У каждой пациентки свои желания: одной важно, чтобы все было естественно, другой – чтобы побыстрее. Врач не может держать в голове, кто чего хочет. И для этого был создан план родов – помочь врачу вспомнить, чего хотела пациентка. Но в нашей стране план родов – средство отбиваться от медперсонала.

Наверняка, врачи, которые каждый день работают в роддоме, контактируют с такими женщинами чаще, их опыт более богатый. У меня такое случается редко и конфликтов с роженицами не возникает. Поэтому я против плана родов ничего не имею, но меня расстраивает, что этот инфоповод вообще есть. Получается, женщина считает, что эта бумажка ее защитит. Но почему, когда идешь в роддом, нужно от чего-то защищаться?

гинеколог минск

 

Аналогичная ситуация с домашними родами. Нидерланды, Великобритания – лидеры по домашним родам, но там для этого созданы условия. Женщина официально рожает дома, к ней приходит акушерка с нужным оборудованием. А в Беларуси все делается подпольно, потому что домашние роды незаконны.

Я за то, чтобы делать роддома настолько современными и комфортными, чтобы у женщины не возникало мысли рожать дома. Мне каждый раз щемит сердце, когда в предродовой палате лежат 4 человека. Разве это нормально? Можно долго говорить о том, что женщине, которая рожает, не до этого, она ни о чем не думает. Но достоинство человека должно быть во главе. А чем более развита страна, тем ценнее должен быть отдельный человек. И я считаю, когда женщина рожает, она заслуживает того, чтобы на нее не смотрели все вокруг. Она имеет право достать свои благовония, включить мантры, плавать в водичке, делать, что ей хочется, и понимать, что жизнь прекрасна. Но если вернуться к реальности, обычный роддом сегодня не может дать такие условия. От врача здесь ничего не зависит, вся система должна работать по-другому. И, хочется думать, мы к этому идем.

Еще одна популярная тема – вертикальные роды. Когда мы смотрим видео на ютубе «Как рождается ребенок», это выглядит, будто малыш выходит как яйцо из курицы. Ты делаешь логичный вывод: нужно просто встать, а ребенок пускай вываливается – врачи словят. На самом деле ребенок рождается не так. Когда он подходит к промежности, его голова согнута, и когда мы видим головку малыша –  это затылок. Женщина тужится, ребенок начинает разгибать головку и, собственно, рождается. Соответственно, сила тяжести роли не играет. Она важна, когда ребенок опускается вниз: если мама находится в вертикальном положении, малыш опускается быстрее. Но когда он подошел к промежности, ему нужно сделать этап разгибания головки, и уже не важно, стоишь ты, или сидишь.

Я не понимаю шумихи вокруг вертикальных родов. Если бы они являлись панацеей, весь мир рожал бы так. В Великобритании проводилось большое исследование. Взяли больше восьми тысяч женщин, половина рожали вертикально, половина – горизонтально. Выяснилось, что продолжительность потужного периода одинаковая. То есть, ребенок не «выпрыгивает» быстрее.

Не могу сказать, что я против вертикальных родов. Хорошо, когда у женщины есть возможность выбрать позу, попробовать, как ей удобнее. Но не нужно забывать, что речь не только о желании роженицы, но и о готовности врача принимать роды определенным образом, чтобы он мог максимально компетентно помочь.

акушер гинеколог вакансии

 

Что касается абортов, сейчас есть постановление, по которому врач может выбрать, хочет ли их делать. Долгое время моя позиция была такая: это плохо, я в этом участвовать не хочу, но не осуждаю. Мне было легко так говорить, потому что я не работала в гинекологическом отделении – в акушерстве аборты не делают. Но потом поняла, что моя позиция лицемерна.

Если у женщины произошел случайный секс, и она забеременела, мы говорим: «Я аборт делать не буду, не хочу убивать ребенка». Но приходит женщина, которую изнасиловали, и мы понимающе соглашаемся на аборт. Получается, нами движет не желание спасти ребенка, а осуждение или, наоборот, жалость по отношению к женщине. Но в обеих ситуациях ребенок один и тот же, это человек. Поэтому моя позиция изменилась. Ты можешь решить, что не делаешь аборты никому никогда, но, если у тебя есть поправка на жертву изнасилования, – ты заботишься не о ребенке, а о женщине. В любом случае, нам всегда жаль человека, который оказался в такой ситуации, и ни один врач радоваться аборту не будет.

 

 

Важно готовиться к родам. Наверняка, если бы женщина жила на необитаемом острове и забеременела от аборигена, она бы нормально родила. Но человек живет в социуме. К моменту, когда приходит возраст рожать, мы обрастаем большим объемом лишней информации. Очень важно не бояться родов, а для этого нужно понимать, что с тобой происходит. Конечно, женщина может рожать интуитивно. В процессе родов наше сознание притупляется, а подсознание, наоборот, активируется. И оно может выдавать подсказки: посиди в теплой водичке, попрыгай на фитболе. Мне кажется, фитболы сейчас закуплены во все роддома. И душ есть, просто он может быть не на палату, а на коридор. Но он есть, и женщина должна знать, что имеет право туда пойти. До момента потуг действительно очень классно находиться в теплой воде. А вот тужиться лучше не в воду, это считается небезопасным.

Интуиция будет давать подсказки, но женщине все равно страшно, что она не разберется. И для этого нужны курсы по подготовке к родам. Сначала тебе рассказывают механизм. Ты понимаешь, что в организме все утроено логично, он не преследует цели убить тебя или малыша, а, наоборот, хочет помочь. Дальше мы даем девушкам рекомендации: дышать, сходить в теплый душ, записывать КТГ сидя на фитболе или стоя. Возможно, она сама ко всему этому придет, но идти рожать ей спокойнее, если есть чек-лист «что надо делать».

И еще. Для женщины обстановка в роддоме чужая, пугающая, ей кажется, что все вокруг враги. Но не нужно бояться сказать, что вам что-то не нравится или неудобно, в медицине работают не такие уж плохие люди. Роды – взаимный процесс. Если персонал и женщина будут одной командой, получится классный результат.

акушер гинеколог роддома

 

Папе тоже важно готовиться к появлению малыша. Вроде общество становится все более современным, но все равно есть этот взгляд, что мужчина –  самец, добытчик, он за медведем пошел, а жена, давай, воспитывай ребенка. Но ребенок появляется в семье.

Более того, чтобы женщина могла дать ребенку как можно больше, у нее должен быть ресурс. Первые месяцы жизни малыша – счастливый, но очень тяжелый период. Ты все время с ребенком, а потом с работы приходит муж и говорит, что подгузник менять не будет, потому что не умеет, а купать – потому что боится. Часто можно услышать аргумент людей старшего поколения: «Ой, у нас и стиралки не было, и утюг один на три квартиры, и нормально справлялись». Но при этом те же люди утверждают, что ребенка на руки брать не надо: проплачется и сам успокоится. Я убеждена: люди советской эпохи живут по принципу «надо жить и страдать, жизнь – борьба, иначе она не имеет смысла». А то, что можно создавать условия, чтобы жизнью наслаждаться, – это как-то стыдно. Так что ребенок – это не ребенок мамы, а ребенок в паре, в семье. Когда муж может хоть как-то помогать – это правильно и нормально.

Виктория Матвиенко

 

Сейчас партнерские роды – тренд, и мне это нравится. Чаще всего партнером выступает муж, но им может быть мама, сестра или подруга. Роды – процесс долгий. Непосредственно рождение ребенка происходит в родзале, и муж туда вообще может не заходить. Но до этого женщина находится в предродовой палате, и партнер нужен именно там. Его задача –  быть рядом, поддерживать. Кому-то важно услышать: «Да, давай, жги! Мы – команда, ты молодец!», а кому-то: «Все хорошо, спокойно, не волнуйся».

Все женщины берут с собой в роддом гигиеническую помаду, знают, что нужно массировать спину, но по факту ничего не делают, потому что забывают. И вот еще одна задача партнера –  напоминать, что нужно делать. Партнер не должен ждать, пока жена к нему приползет и скажет: «Пить хочу!». Он должен предугадывать и опережать ее желания.

Но не нужно переоценивать роль партнера, он не родит за тебя. Ты сама заставляешь себя дышать, думать о том, что роды – день рождения твоего малыша, поэтому сейчас еще немножко постараешься, и все закончится. Я на курсах всем говорю: «Вы должны знать, что вы – супергерой. И не когда ребенку исполнится 50 лет, а когда только идете рожать».

 

 

Сейчас настолько принято уезжать, что, когда говоришь, что уезжать не хочешь, это нужно как-то объяснять. Но я не могу объяснить. Не то что бы передо мной здесь суперперспективы, за которые я держусь, но меня там никто не ждет. Чтобы в любой стране стать врачом, нужно приложить бешеные усилия. У людей, которые уезжают, невероятный ресурс, они рвут и мечут, чтобы чего-то добиться. Я не чувствую в себе этого желания. Если честно подумать, может быть, я просто не настолько сильно хочу работать врачом в практической медицине, чтобы такие испытания на себя взвалить.

 

 

У каждого человека свой путь. Если ты что-то чувствуешь – делай. А если не знаешь, что делать, – не делай ничего, жди момента. Я вообще не уверена, что в 17-18 лет мы понимаем, чего хотим.

школа первая ласточка

 

Чтобы работать в акушерстве, должна быть стабильная нервная система. Людям мнительным, домашним, нежным будет сложно. Кажется, что это «мимимишная» работа, но это совсем не так. Хотя, знаете, может быть как раз-таки из-за того, что люди с определенным темпераментом идут в акушерство, мы и имеем то, что имеем. Может, шла бы свежая кровь, более нежные ранимые люди, ситуация бы поменялась.

 

 

1. Роды в кино и в жизни похожи?
— Обычно в кино две крайности: либо нагнетается ужасный драматизм, либо «пшик» – и все. В жизни что-то среднее.

2. Можно по предпочтениям беременной девушки в еде определить пол будущего ребенка?
— У меня своей выборки нет. Не могу сказать, что одна девушка ела огурцы, поэтому у нее родился мальчик, а другая ела свеколку и родила девочку. Мы об этом не задумываемся.

3. А можно высчитать день зачатия, чтобы родился ребенок определенного пола?
— Я об этом слышала, но научных данных, что это работает, нет. Мальчик или девочка – это же 50 на 50. Когда вероятность 50 процентов, легко попасть пальцем в небо.

4. Самые необычные имена, которыми называли малышей?
— Их очень много, иногда жалею, что не записываю. Из того, что сразу вспоминается: Адель, Никандра, Ассоль.

5. Самая неожиданная реакция на рождение малыша?
— Обычно, когда лекция по родам в нашей школе подходит к концу, я показываю фото, как будет выглядеть новорожденный. Типа ожидание/реальность. И всегда добавляю: «Это чтобы вы не испугались». Но я это говорю в шутку, не думала, что кто-то реально пугается. А тут иду по коридору, из родзала выбегает мужчина и говорит: «Я же не думал, что он так выглядит!»
А еще однажды были роды, и муж плакал в коридоре. Все было хорошо, но от эмоций он не просто пустил слезу, а рыдал. Это чрезмерная реакция, так сильно переживать не надо.

6. Случалось, что девушка рожала в макияже, чтобы ребенок увидел ее красивой?
— Суперсильного мейка не помню, но накрашенные губы, ресницы – очень часто.

7. Вы сами покупаете одежду на работу?
— Да, нам не выдают костюмы, мы покупаем их сами. Я выбираю веселые принты, но всегда думала, что делаю это для себя. А бывает, сделаю селфи в шапке, и мне женщина пишет, что рожала у нас, и моя шапка с зайчиками – ее первое воспоминание о родах. Это создает более неформальную обстановку, роженицам приятно.

8. Как ответить на вопрос: «А детки когда? А уже пора!»
— Это ужасно нетактичный вопрос. А на очень нетактичный вопрос сложно ответить тактично. Либо начинаешь оправдываться, либо отвечаешь агрессивно, чтобы поставить человека на место. Иногда хочется сделать человеку стыдно, сказать: «А вы не думаете, что этим вопросом делаете мне больно?»

9. Смогут ли однажды роботы заменить врачей-акушеров?
— Думаю, принять роды робот сможет, но он не обладает эмпатией. Меня как-то спросили, что для меня самое сложное в работе. Конкретно для меня – сохранять доброту к людям несмотря ни на что. У тебя может быть миллион проблем или тебе просто не нравится пациентка, но ты все равно должна обеспечить ей минимум своей доброты. Я восхищаюсь людьми, которые работают годами, и все равно с душой относятся к пациенткам.

 

 

Акушер-гинеколог Виктория Матвиенко в Instagram
Школа «Первая ласточка» в Instagram

 

txt — Катя Яблонская

jpg — Илья Давыденко

Материал подготовлен при поддержке i-Store.

I-Store минск

 

 

Оставить комментарий