Адвокат

26 мая 2019 | 6 мин. чтения

 

Меня зовут Дмитрий Лепретор. Мне 35 лет, я адвокат. Родился в Минске, вырос и учился тоже тут. Очень люблю Минск.

 

Сейчас я являюсь членом Минской городской коллегии адвокатов, осуществляю адвокатскую деятельность в юридической консультации Центрального района. Я пришёл туда более 10 лет назад, так до сих пор и работаю.

Адвокат

 

Стажа хватает, чтобы осуществлять индивидуальную деятельность или создать свое бюро, но мне очень нравится наш коллектив и нравится работать в самой консультации.

 

Я совсем не стремился попасть на юридический факультет. В детстве у меня не было мечты стать кем-то определенным. Одно время, когда был постарше, меня очень захватывала радиожурналистика, дикторство, диджеинг и так далее. Но это не были серьёзные мечтания.

Ещё до поступления я год пробовал себя в студии «ОКО» на БТ Была такая программа «5х5», и я пытался там что-то делать. В общем, всё шло к тому, что я мог стать журналистом, но получилось иначе.

Вышло вообще очень смешно. В 11 классе все начали ходить по репетиторам, бегали, суетились, а я сидел и чесал затылок, достаточно вольготно себя чувствовал. И тут моя одноклассница предложила пойти на подготовительные курсы в Академию управления. Так и остался там учиться на юриста.

 

В моей работе много сложностей. Сама профессия накладывает ряд достаточно серьёзных ограничений. У нас есть правила профессиональной этики, есть понятие «престиж профессии», который необходимо беречь. Бывают сложные дела. В порыве гнева, страсти, конечно, хочется уйти из профессии, но это всё не серьёзно.

Наша деятельность непрерывна. Она умственная. Иногда ты не можешь остановиться, идешь в душ и рассуждаешь там, что скажешь в судебном заседании. Или бывает, что мыслительный процесс начинается перед сном. Ты записываешь в телефон или в блокнот, что нужно проверить, как сказать, как поступить. Постоянно прокручиваешь одно и то же дело в голове. Это работа нон-стоп. Фактически, это даже образ жизни. Нет такого, что мы работаем с 9 до 6, а потом приходим домой и отдыхаем. Правда, своим клиентам я уже объяснил, что 11 часов вечера – это не самое подходящее время для обсуждения дела. Поэтому ночью мне уже не звонят, если дело не критическое.

Адвокат ilinerviews

 

Бывает достаточно сложно абстрагироваться от каких-то вещей. Это длительная работа над собой. Люди приходят не только за юридической помощью – иногда им необходимо выговориться. Понятно, что основная цель обращения – юридический вопрос, но если он касается брачно-семейных отношений, вопросов наследования, то там очень много личного, и люди могут рассказать много разных вещей.

Наверное, адвокат – это не тот человек, который должен это слушать, но иногда приходится. Конечно, адвокат должен знать всё, чтобы защитить своего клиента, но в пределах разумного, без лишних подробностей.

 

Самое крутое – это благодарность. Недавно у меня было психологически сложное дело. Я понимал, что клиентка находится в состоянии постоянного стресса, который длится несколько лет. Это нужно было срочно прекращать. Мы решили ее вопрос. Она получила решение суда, пошла к судебному исполнителю, и у неё всё стало налаживаться. После этого она позвонила и поблагодарила меня. Не для галочки, а искренне. Такие вещи очень мотивируют. Ведь ты работаешь с судьбой человека. Это огромная ответственность, особенно в уголовных процессах. Понятно, что по итогу не ты принимаешь решение, но ты помогаешь минимизировать негативные вещи для своего подзащитного.

В нашей правовой культуре еще не принято обращаться к адвокату заранее, чтобы прояснить какие-то вопросы. Мне кажется, проще заранее потратить час времени и определенное количество средств, чтобы не разбираться с проблемами уже по факту, когда что-то произошло. Конечно, каждому желательно иметь в телефоне контакт адвоката.

 

Вся деятельность адвоката построена на доверии. Когда ко мне обращается человек, я должен верить ему безоговорочно. Если клиент скажет, что небо зелёное и это нужно доказать, то мне определенно придется это озвучивать. Я могу советовать, какой позиции придерживаться, чтобы выйти на желаемый результат. Но какую бы позицию ни занял клиент, я его поддержу. А вообще в суде находятся секретарь, прокурор, судья. Все они живые люди и прекрасно понимают, что я говорю и почему.

Адвокат

 

Есть ещё такая сложность, как постоянные изменения и дополнения к законам. Раньше это называлось кодификационной работой. Когда еще не были распространены компьютеры, в консультацию приходили листы А4, которые необходимо было разрезать, вклеивать в кодексы. Раньше Кодекс об административных правонарушениях был самым часто изменяемым. Грубо говоря, через год или полтора он превращался в «капусту», его невозможно было закрыть, так как туда уже не помещались все правки. Сейчас, конечно же, стало намного легче. Существуют различные базы данных, где определенные документы можно поставить на контроль, есть рассылка всех нормативных актов, которые принимаются в стране. К тому же, я постоянно читаю новости, мониторю правовые порталы.

 

Родные довольны моим выбором. Я тоже. Профессия мне нравится и ни разу не мешает вне работы. Хотя иногда в какой-нибудь компании кто-то узнает, что я адвокат, и тут появляется масса вопросов, на которые люди хотят получить ответы.

У меня было несколько забавных историй. Однажды ко мне пришел человек, которого оштрафовали на 1 базовую величину за то, что у него в микроавтобусе были шторки на окнах. Он хотел, чтобы мы обжаловали постановление по делу об административном правонарушении. Я несколько раз ему объяснил, что с учётом государственной пошлины и гонорара за юридическую помощь сумма получится существенно больше 1 базовой, но он настаивал, чтобы мы продолжали. И мы обжаловали это постановление вплоть до Верховного суда.

Помимо того, что клиенты приходят за юридической помощью непосредственно к конкретному адвокату, они приходят еще и в консультацию на прием. Там есть дежурный адвокат, который осуществляет этот прием граждан. Иногда бывают очень интересные люди. Можно послушать очень душещипательные истории о перипетиях судьбы и о взгляде людей на мироздание.

Адвокат

 

Вообще, адвокат может защищать сам себя в суде. Но обычно привлекается другой адвокат. Кстати, родственников мы не можем представлять в суде без договора об оказании юридической помощи, и с друзьями, как правило, тоже дел не имеем. Дружба – это дружба, и отношения портить не хочется. Проще посоветовать хорошего коллегу.

Очень давно у нас ходила байка про супругов-адвокатов, которые делили имущество. Там доходило чуть ли не до того, что ковры резали пополам. В прениях одна сторона выступала с 10 до 13, а вторая с 2 до 6. Такая вот легенда.

 

Существует ли в Беларуси конкуренция среди адвокатов? В некотором смысле есть. Но мы все коллеги. У нас есть профессиональная этика. Подсиживать друг друга абсолютно неэтично и неправильно. Безусловно, бывают споры в судебном заседании. Особенно, когда адвокаты с обеих сторон. Это будет спор профессионалов – ничего личного. Покинули зал заседания – и всё.

Дмитрий Лепретор Адвокат

 

Со многими коллегами у нас тесные и приятельские отношения. Мы работаем в одной коллегии, можем делиться советами. Понятно, что при этом мы будем соблюдать адвокатскую тайну. Но можем друг другу немного помогать. У нас достаточно дружная корпорация, и клиентов делить мы не будем. Сами клиенты, обращаясь к тому или иному адвокату, делают свой выбор. По правилам профессиональной этики недопустимо давать негативные оценки коллегам либо их работе.

У нас нет фиксированных зарплат. Труд адвоката оплачивается исключительно деньгами, которые он получает от клиентов, а точнее от своего гонорара. Это сумма, которую адвокат получил, благодаря оказанной им юридической помощи. Сумма договорная. Есть очень много критериев определения гонорара: занятость, сложность дела, командировки. Все они прописаны в Правилах профессиональной этики адвоката.

Я достаточно поездил по Беларуси, хотя видел немного – обычно только суд и отель. Несмотря на это, я могу с уверенностью сказать, что в стране достаточно много брачно-семейных дел, жилищных вопросов, вопросов права владения и пользования жилым помещением, дел о выселении и вселении, о наследовании.

Психологически для меня самые сложные дела – те, что связаны с брачно-семейными отношениями. Их у меня достаточно много – расторжение брака, раздел имущества, определение места жительства детей, участие отдельно проживающего родителя в их воспитании, дела о наследстве, споры о разделе имущества после смерти родителей или близких родственников. Достаточно тяжело наблюдать, когда близкие друг другу люди перестают быть близкими. Из уголовных дел – достаточно много мелких хищений, хулиганств. Есть и поручения по защите в уголовном процессе о коррупционных преступлениях. Есть уголовные дела по особо тяжким преступлениям. Всякое бывает.

 

Молодым людям очень важно понимать, почему они решили поступать именно на юридический. Абитуриенты должны чётко знать, что они собираются делать после получения образования. Раньше сразу со студенческой скамьи можно было попасть на стажировку в адвокатуру, а сейчас необходим стаж работы по специальности. Только с ним можно задумываться, как пройти стажировку и успешно сдать экзамены в Министерстве юстиции, что очень непросто. У нас люди с достаточно серьёзным стажем работы иногда не с первого раза сдают.

Экзамен состоит из двух частей: это письменная тестовая часть и устный экзамен перед членами квалификационной комиссии – заместителем министра юстиции, представителями Верховного суда, генеральной прокуратуры, коллегий адвокатов. Это сложно.

Можно получить юридическое образование и работать юрисконсультом на предприятии, представлять его интересы в суде и так далее. Но адвокатом ты не будешь, не сможешь пойти в уголовный процесс защитником. Все это можно только со статусом адвоката, когда у тебя есть лицензия и членство в коллегии. Профессия адвоката, как я уже говорил, очень специфична.

Адвокат Лепретор

 

 

1. Лучший адвокат Беларуси?

— У нас очень много достойных людей в профессии, которые действительно много сделали.

2. А если не брать в расчёт нашу страну, есть кумир-адвокат?

— Нет. У каждого своя история, свой путь. Хотя всегда были выдающиеся адвокаты: в Российской Империи, в период Советского Союза и сейчас.

3. Первый раз в суде было страшно?

— Я думаю, если тебе в суде совсем не страшно, то это как-то очень странно. Быть в суде не страшно, но волнительно.

4. Волонтёрство: да или нет?

— Да. У адвокатов очень много социальной нагрузки, работы, которую мы делаем не за гонорар.

5. Можно ли рассмешить судью?

— Это зависит от судьи. Есть такие, которых рассмешить в принципе невозможно.

6. Три качества хорошего адвоката?

— Доверие, принципиальность как обязательное качество, эмпатия. Ну и без профессионализма никак нельзя.

7. Брак с адвокатом – да или нет?

— Почему нет? Это не редкость в нашей корпорации. И вроде всё окей, насколько я знаю. Но помните о байке про ковры!

8. Если все люди будут соблюдать закон, у тебя будет работа?

— Такого никогда не произойдёт. Даже в странах с очень высокой правовой культурой такого не бывает. Плюс ко всему, даже если будут соблюдать закон, это еще не значит, что моя профессия будет невостребованной. Люди разводятся, делят имущество. Это про интересы, а не про соблюдение закона. И каждый будет отстаивать своё мнение с помощью юридических инструментов.

9. Если всё можно оцифровать, сможет ли когда-нибудь искусственный интеллект заменить адвоката?

— Некоторые вещи, которые может сделать человек, невозможно запрограммировать алгоритмом машины. Даже нейронными сетями.

 

 

Сайт Дмитрия Лепретора

txt — Юлия Щербакова

Если вы хотите стать героем рубрики «Непростые» или подсказать контакты знакомого профессионала, который расскажет о своей профессии, присылайте информацию на нашу электронную почту ilinterviews@yandex.ru или в любую соцсеть.