NaviBand

13 февраля 2020 | 15 мин. чтения

Эта жизнерадостная группа образовалась из дуэта Ксюши Жук и Артема Лукьяненко – героев нашего интервью. Они были влюблены в музыку, потом влюбились друг в друга, а в 2017-м влюбили в себя миллионы зрителей, впервые исполнив песню на белорусском языке на «Евровидении» в Киеве. Теперь, уже в качестве семейной пары они воспитывают сына Матея, а 20 февраля презентуют новый альбом в минском PrimeHall. В новом лонгриде – о названии NaviBand, выступлении под плюс, балансе в отношениях и о национальное идее.

NaviBand

 

Про заграницу и белорусскую культуру

ИЛ: NaviBand часто выступает за рубежом. Где лучше всего принимают?

Ксюша: Везде по-своему классно.

Артем: Любим выступать в Киеве и Варшаве, всегда ждем этих концертов. В феврале едем с группой в тур, в марте у нас акустика на 7-8 концертов, среди которых Варшава, Берлин, Прага. Мы выступаем в уютных кафе человек на сто-двести, и это всегда прекрасная домашняя встреча.

ИЛ: В Европу вы едете группой?

Ксюша: Нет, дуэтом. В таких маленьких залах уютно, когда делаешь акустический формат. Ты ближе к людям, можешь с ними поговорить.

Артем: Мы заметили схожесть нашей публики. Они похожи, наверное, своей жизненной позицией. Они в поиске чего-то, стремятся что-то узнавать, открывать, и мы это чувствуем.

ИЛ: Не ошибусь, если скажу, что в Украине вы особенно популярны?

Артем: Не то чтобы особенно. Так сложилось, что мы бываем там часто. Вообще украинцы близки белорусам.

Ксюша: Они похожи на нас, но более дерзкие, более открытые. Белорусы очень часто боятся, а они прут и все (улыбается).

Ксюша Жук NaviBand

 

Артем: За молодыми ребятами нашего возраста у нас я тоже стал замечать, что они проявляют много свободы. Но я про другое. Нас почему-то многое связывает с Украиной: сначала «Евровидение», потом разные фестивали, а последние полгода мы записывали альбом в Киеве. У нас там много друзей.

ИЛ: В Украине очень прет своя культура. Чего в этом плане не хватает в Беларуси? Спрашиваю, потому что вы однажды назвали себя «послами белорусской культуры».

Артем: По поводу «послов культуры» – это была больше история СМИ во время нашего участия в «Евро». Мы первый раз пели на мове за всю историю конкурса, нам хотелось рассказать именно о людях, о языке тем, кто о нас не слышал. Чем не «послы»?

А насчет культуры мне кажется, что нужно относиться к народам, к городам не с позиции, что чего-то не хватает, а со взгляда на то, что можно было бы еще сделать. С любовью к тому, что есть.

Ксюша: Мне кажется, наши люди любят копаться в негативных эмоциях – «пожалейте меня, у меня все плохо». Естественно, везде есть такие люди. Это сложно, но нужно стараться больше находить положительного. Такой и будет ваша жизнь. У нас в окружении яркие, открытые люди. Это очень важно, это нас сильно питает.

«Наши люди любят копаться в негативных эмоциях»

У нас, у молодежи, есть стремление двигаться вперед, искать что-то, создавать. Мы очень хотели бы, чтобы люди были более открытыми.

Артем: Надо чуть-чуть расслабиться и быть в моменте здесь и сейчас.

 

Про коллег и популярность

ИЛ: Как думаете, почему после «Евровидения» вы стали популярны вне Беларуси, а Тео или Алена Ланская – нет?

Ксюша: Мне кажется, Тео был популярен. Он очень улыбчивый, открытый человек.

ИЛ: Но он не дает концерты в Европе, пускай даже в Восточной.

Артем: Мы не эстрадные артисты, как Юра Ващук (он же Тео). Они ведут мероприятия, выступают на сборных концертах. У нас другая история: мы живая группа, ездим по фестивалям, больше любим сольные концерты. За нами продолжают следить те европейцы, которые узнали о нас во время «Евровидения». Процентов шестьдесят зрителей в европейский городах – это не белорусская диаспора. Мы говорим с ними на английском. Это приятно.

i-Store Минск

 

ИЛ: Вы уже говорили, как удается совмещать выступления на «Славянском базаре» и на «Басовішча». А можете ли вы равнозначно назвать коллегами и «Песняров», и «Brutto»?

Ксюша: Конечно. Мы все артисты, а значит коллеги.

Артем: У всех свое видение ремесла. Было бы странно, если бы все хотели играть музыку как «Brutto» или как «Песняры». Кому-то достаточно белорусского рынка и фестивалей здесь, а кому-то хочется заниматься совсем другим. В этом плане Сергей Михалок красавчик, что выходит из зоны комфорта, отвечая на новые вызовы и создавая новые проекты как «Drezden». За счет этого он черпает энергию.

ИЛ: Приносят ли на концерты NaviBand БЧБ-флаги?

Артем: Да, приносили.

ИЛ: Есть позиция насчет этого?

Ксюша: Это мнение каждого человека. Хотят приносить – пускай приносят. Мы сами не имеем какой-то политической окраски.

Артем: В любом случае, мы не против. Люди высказывают позицию, хотят отблагодарить. Мне кажется, у нас давно к флагам относятся достаточно спокойно. На концертах Вольского, Михалка, Коржа вижу флаги, и никто ничего не говорит. Думаю, в итоге, через какое-то время, мы вернемся к этой символике.

 

Про новый альбом и перерыв перед ним

ИЛ: Что было самым сложным при записи альбома?

Артем: Самым сложным было получить согласие на работу с человеком, с которым мы его сделали – с Виталиком Телезиным (звукорежиссер).

Ксюша: Мы к нему приехали и сказали: «Виталик, вот наша музыка, вот вы, мы хотим с вами работать. Остался только вопрос, хотите ли вы». Он настолько профессиональный человек, что делает только то, что ему интересно. Случайно сыграв ему трехчасовой квартирник на студии, мы в этот же день записали первый трек.

Артем: Много было сложностей, но мы были в творческом потоке волшебства создания музыки, и это был очень крутой опыт. Мы много с кем познакомились: постоянно встречались с Сергеем Михалком, потому что он там же писал для «Drezden», познакомились с выдающимся гитаристом «Океан Ельзи».

Артем Лукьяненко NaviBand

 

Ксюша: Невероятные люди встречаются на пути. Это так круто, что они есть, что они отдают кусочек энергии. Этот контакт такой особенный, что ты не хочешь выставлять его напоказ. Просто бережешь эти чувства.

ИЛ: Каким треком гордитесь больше всего?

Ксюша: Всеми, нельзя выделить один.

Артем: У наших ребят есть. А мы поймем на концертах, когда будем играть живьем. Поймем по реакции публики. И в целом, концерты проверяют тебя как артиста. Когда от людей, которые что-то хотят сказать со сцены идет энергия, на них хочется смотреть, и зрители в одном потоке со всем, что происходит, – это главный индикатор.

Ксюша: Концерты – это лакмусовая бумажка. Поэтому у нас и волнение, и желание поскорей их начать.

ИЛ: Правда, что у вас были сомнения перед записью альбома, стоит ли продолжать заниматься музыкой вообще?

Ксюша: Нет, таких сомнений не было. Просто после «Евровидения» был «отходняк»: у нас родился ребенок, мы сильно не показывались на телике, не давали интервью. Нас постоянно спрашивали, как дела, потому что мы закрылись в своем мире. Это погрузило нас в другое состояние, которое мы сейчас переосмыслили, и у нас родились новые песни. За эти два года мы выросли, прокачались, стали взрослее.

ИЛ: То есть, перерыв был намеренный?

Ксюша: Отчасти намеренный, а потом сам по себе стал логичным.

Артем: Хотя мы продолжали давать концерты, ездить по фестивалям. У нас нет никаких других работ – мы только песнями зарабатываем. Но сейчас мы готовы. У нас вышел альбом, сейчас будет еще один релиз.

Когда мы ездили на «Евровидение», прочитали статью о том, как белорусский парень по имени Антон Мацулевич (он же Tony Fadd) написал бит для американского артиста Fetty Wap, который сейчас имеет больше 600 миллионов просмотров и номинировался с ним на Грэмми. Антон был на красной дорожке за лучший рэп-трек 2017 года. То есть, Кендрик Ламар, Канье Уэст, Дрейк и… Антон Мацулевич. Сейчас он работает в Атланте, делает биты для выдающихся артистов, и нам всегда хотелось с ним познакомиться. Так случилось, что он послушал наш новый релиз, написал нам, и сейчас мы выпускаем мини-альбом с ним.

Ксюша: Это будут четыре трека: пару ремиксов на наши песни и что-то новое с ним.

Артем: Я так гордился им, рассказывал всем с чувством, что это наш белорусский парень. Он просто красавчик.

 

 

[1] Правда ли, что вы относите музыку NaviBand к жанру рок?

Ксюша: Отчасти.

Артем: Нет (улыбается). На концертах у нас движ как следует, но какой стиль – не знаю.

Ксюша: Алег Георгіевіч Хаменка (лидер группы «Палац») казаў, што мы этна-поп. Этна – таму што гэта прыналежнасць да краіны.

Артем: Наверное, наш новый альбом – это инди-поп, инди-фолк.

NaviBand

 

[2] Правда ли, что вы переименовались из Navi в NaviBand, чтобы вас не путали с киберкомандой?

Артем: Это одна из версий (улыбается). Нас тяжело было тэгать или найти в интернете.

Ксюша: Фанаты компьютерных игр пишут что-то вроде «с детства за Navi». Это забавно читать.

Артем: А с NaviBand мы стали группой. Как раз в тот момент мы собрались с пацанами в коллектив, который сейчас играет с нами.

 

[3] Правда ли, что контракт с Кока-Кола – это ваш самый крупный гонорар?

Артем: Нет, не самый крупный, но тут можно применить слово «самый» – это было самое первое сотрудничество бренда Кока-Кола с белорусским артистом. Впервые за 20 лет существования на рынке Беларуси они записали песню и сняли клип с местной группой.

ИЛ: Какой же тогда самый крупный контракт?

Ксюша: Не будем отвечать на этот вопрос. Просто я помню (улыбается).

Артем: А я не помню, честно. Наверное, корпоративное выступление.

ИЛ: У айтишников?

Артем: Все деньги у айтишников (улыбается).

 

[4] Правда ли, что закрытие Европейских игр – единственный раз, когда NaviBand выступали под плюс?

Ксюша: К сожалению, да. Как бы мы ни хотели, такие были условия. Мы всегда и везде выступаем вживую. Но здесь нас очень попросили. Прямой эфир, стадион – мы не пошли на принцип, мы были уже заявлены. Хотя потом узнали, что Катя IOWA пела вживую.

Артем: Не знаем, как их менеджмент добился этого. Наш директор делал все, чтобы мы тоже смогли. Мы ради одной песни притаскиваем ребят, подключаем всю аппаратуру, как, например, на недавней «Песне года» – и все отлично.

Закрытие игр делала компания из России. Из-за того, что у них было много принципиальных вопросов, нам сложно было договориться, хотя мы до последнего надеялись, что будем петь вживую. Потому что возможность есть всегда.

Ксюша: Но ничего. Эмоция была. Мы никогда не поем вполсилы, даже если происходит такая ситуация. Все выкладывались по-настоящему.

NaviBand интервью

 

[5] Правда ли, что вы познакомились, когда Ксюша шла на свидание к другому парню?

Ксюша: К тому, с кем встречалась три года.

ИЛ: Получается, Артем тебя увел?

Ксюша: Нет, не увел. Мы расстались, и я осталась с Артемом.

ИЛ: Расстались из-за Артема?

Ксюша: Нет, просто расстались. Так сложилась жизнь. Я долго не решалась поставить точку, а Артем появился, когда я окончательно решилась.

 

Про личное

ИЛ: Это тяжело – видеть одного человека 24 часа и дома, и «на работе»?

Артем: Мы не 24 часа вместе, мы разделяемся.

Ксюша: Причем не специально. Если кто-то хочет встретиться с кем-то другим отдельно или просто прогуляться, каждый свободен это делать.

Артем: Когда ездим на фестивали, мы часто сидим отдельно в бусах, самолетах. Каждый занимается своими делами. И мы случайно заметили, что так происходит. Мне нужно личное пространство, чтобы поговорить с собой, попеть, подумать. В этом плане мы понимаем друг друга.

Ксюша: Когда мы все вместе с ребятами, то превращаемся в тусовку друзей, в команду.

ИЛ: Если между вами двумя появляются творческие разногласия, кого вы зовете принимать решение?

Ксюша: Это сложно (улыбается). Я чересчур бываю эмоциональна. Мы решаем вопросы друг с другом, если есть дискомфортные темы. Лучше все это проговаривать, чем оставлять внутри. Это ключ к успеху.

Шашуро интервью

 

ИЛ: Вы бы хотели больше времени проводить с сыном?

Ксюша: Мы уделяем ему много времени, уезжаем только на гастроли или на интервью. Для нас это важный момент, потому что мы и отдыхаем, и с удовольствием возвращаемся домой. Когда становишься мамой, ты больше погружаешься в бытовые вещи. Но так как я творческий человек, мне сложно быть 24 часа в состоянии «переодень-накорми-уложи». Мы с Артемом это чувствуем, помогаем друг другу. Мне кажется, у нас получается классно.

ИЛ: У вас в сентябре было пятилетие свадьбы. Как отметили?

Артем: У нас было свидание. Мы уехали из дома на три дня. Был очень классный трип, много где были. Мы ценим эти моменты.

ИЛ: Все-таки что раньше было: любовь или творчество?

Артем: Сначала мы песни писали, а потом уже начали мутить (улыбается). У меня было желание сделать песню с девушкой, которая красиво поет. Тут подвернулась Ксюха, мы записались, и я понял, что начали проясняться чувства.

Ксюша: Я вообще не могла понять, Артем держал все в себе, не показывал никаких эмоций. Вроде все понимала, но не видела реакции. Для меня это был квест – понять, что между нами происходит.

 

Про национальную идею и поддержку творчества

ИЛ: Творчество – штука непростая, требует финансирования. Что бы вы посоветовали молодежи, которая хочет заниматься музыкой: двигаться в этом или попробовать себя в чем-то еще?

Артем: Если хочешь высоко лететь, у тебя не должно быть никаких компромиссов – ты должен отдать все ради этого. Все случится, химия появится. У кого-то это случается быстро, у кого-то – постепенно, как у нас. Главное – благодарить Вселенную за все, что с тобой происходит. Как только ты попадаешь в поток минимального успеха, как снежный ком он будет собираться дальше. Тогда будут происходить невероятные вещи. У нас это, например, работа с Антоном. Или встреча с Гришковцом – мы просто играли в баре в Гомеле, он там случайно оказался, мы познакомились, подружились, и теперь наша музыка играет на спектакле во МХАТе.

«Если хочешь высоко лететь, у тебя не должно быть никаких компромиссов»

Ксюша: Если это правильный путь, фидбек будет: сразу либо через время. Надо работать над собой.

Артем: Никогда нет никаких гарантий. Никто не пообещает, что этот трек будет бомбой. Ты можешь это чувствовать, но до конца не знать, и в этом тоже есть кайф.

Ксюша: Правильнее всего мечтать, но не зацикливаться на этом. Тогда мечта бьет по голове, когда неожиданно сбывается. Когда мы спели первую песню, мы тоже не знали, что нас ждет. С тем же «Евровидением». Клянусь, я вообще не думала, что мы пройдем! Наверное, Артем знал, но я была в шоке. После объявления результатов нас завели в комнату, где рассказывали, что завтра будет пресс-конференция, а я сижу и не понимаю, что вообще произошло.

NaviBand скачать

 

ИЛ: Но нужна какая-то дополнительная поддержка? Может, чего-то не достает?

Ксюша: Всегда чего-то не достает.

Артем: И всегда можно находить виноватых. Не говорю, что, к примеру, премию «За духовное возрождение» кто-то получает незаслуженно или наоборот. Но есть люди, которых бы так же стоило отметить. Например, Иван Иванович Кирчук (лидер группы «Этно-трио Троица»). Мне бы хотелось, чтобы такой коллектив имел поддержку со стороны государства. В таких людях настоящая национальная идея.

С другой стороны, есть те, кто играет уже 20 лет без поддержки, и им это не нужно. Когда ты просто занимаешься любимым делом и у тебя получается, зачем уповать на государство или меценатов? Это все найдется, когда нужно будет.

Ксюша: Тут одно единственное правило – работать, верить, стремиться к мечте. Потому что ты сам можешь решить любой вопрос, когда захочешь.

ИЛ: Как вам удается быть «послами белорусской культуры», если у культуры нет национальной идеи?

Артем: Это хороший вопрос. Мы спели об этом в нескольких песнях в новом альбоме. Мы чувствуем, что многие не могут ответить на вопрос, кто они есть. Национальная идея – это также и государственная политика. Есть какие-то расхождения в этом плане. Может быть, из-за этого настоящему творчеству у нас бывает тяжело.

Но все равно есть люди, которые осознают, кто мы есть, осознают национальную идею, не ноют, не пишут хрень в фейсбуке, а делают свое дело. Создают. Это важнее.

 

Navi

 

Ксюша: В этом смысле у нас не было никаких преград. Мы верим в то, что делаем, не хотим быть фальшивыми и говорим то, что чувствуем в песнях.

ИЛ: Как вам кажется, в Беларуси все будет хорошо?

Ксюша: Зависит только от нас.

 

 

— Сгущенка: глубокская / рогачевская?
Ксюша: Конечно, глубокская!

— Горы / море?
Ксюша: Море.
Артем: Море, да.

— «Басовішча» / «Славянский базар»?
Ксюша: «Басовішча»! Там лес, там комары, пиво (улыбается).
Артем: Конечно.

— Михалок / Вольский?
Оба: Михалок.

— ЛСП / Корж?
Оба: Корж.

— Русский язык / беларуская мова?
Оба: Мова.

— Самый крутой концерт, на котором вы были?
Артем: «Foo Fighters» в Берлине.
Ксюша: Два с половиной часа драйва.

— Исполнитель, который чаще других появляется в плейлисте?
Артем: Группы «Кино» и «The Cure».
Ксюша: Fink.

— Зачем в райдере группы коньяк?
Ксюша: Струны протереть (смеется).

— Кто из двоих первый придет мириться после ссоры?
Ксюша: Я.

— Кто пишет песни лучше?
Ксюша: Артем.

— Кто в семье главный?
Ксюша: Матей.
Артем: Правильный ответ (улыбается).

— Закончите фразу: «В Беларуси не хватает..»
Ксюша: Людей.
Артем: Моря и гор.

— Если бы была возможность встретиться с любым историческим персонажем, кто бы это был?
Ксюша: Фредди Меркьюри.
Артем: Хотел бы встретиться с Цоем, чтобы выпить пива на кухне. Знаю, что это неправильный ответ, потому что он был так себе собеседник. Но, наверное, это был бы лучший молчаливый разговор в жизни.

 

 

ИЛ: Артем Лукьяненко и Ксюша Жук через 5 лет: что бы вы хотели, чтобы у них изменилось?

Артем: Я бы не хотел, чтобы у нас что-то менялось. Лучше пускай крепчает то, что уже есть.

Ксюша: Чтобы мы приобрели еще больше. Внутренне, в первую очередь.

Артем: Еще сольный концерт во Дворце спорта, много больших фестивалей и полная финансовая независимость всего коллектива.

ИЛ: Артем Лукьяненко, Ксюша Жук через 45 лет: какими вы хотите их видеть?

Артем: Я бы хотел быть таким же человеком, который постоянно дурачится, паясничает, кайфует от жизни. Но я таким и буду, я знаю. Это уже никуда не уйдет.

Ксюша: Надеюсь, через 45 лет мы еще больше научимся понимать друг друга, чувствовать малейшее изменение эмоционального состояния по первой нотке тона. Надеюсь, через 45 лет я все-таки научусь правильно работать со своими эмоциями, но никогда не перестану говорить правду ў вочы (улыбается).

Материал подготовлен при поддержке i-Store.

I-Store минск

 

 

Оставить комментарий