Марина Золотова

30 мая 2019 | 11 мин. чтения

С 2004 года она возглавляет редакцию TUT.BY, который с тех времен превратился из простого агрегатора в главный новостной портал страны. На протяжении прошлого года Марина сама стала героем новостей о «деле БелТА». Вспомнить его ход вы можете в статьях TUT.BY. Мы же поговорили с Мариной о жизни после нашумевшего дела, работе главного редактора, отношении с чиновниками и наболевших вопросах президенту.

Марина Золотова ilinterviews

 

Про обязанности главреда, скандал с Евровидением и ошибки журналистов

— Мы встречаемся с вами в пятницу. Для главного редактора это конец недели или такого понятия нет вообще?

— На выходных я отдыхаю, конечно. Просто ты никогда не выключаешь телефон – мало ли, что произойдет и понадобится реакция. Режим «выключенности» может быть во время отпуска. Я считаю, совершенно не стоит работать без выходных. Как бы ты ни любил профессию, без отдыха интерес к ней пропадет.

— Вы как-то сказали, что совсем не пишете тексты. Задача главного редактора только их редактировать?

— Работа с текстом – часть нагрузки. Моя задача – организация всего процесса в редакции, координация работы отделов, понимание того, что мы будем делать завтра, какую тему освещать, как сделать, чтобы было понятно, что это TUT.BY. Когда-то я и сама писала новости, но это было довольно давно. Я никогда не называла себя журналистом, только редактором.

— «Читатель понимает, что это TUT.BY» – как это?

— Мне кажется, по любому тексту можно узнать, что за издание его публикует. Мы работаем по своим правилам, какие-то вещи считаем запрещенными, не позволяем себе приемы, которые кажутся нам сомнительными. Мы не позволяем оценочное суждение со стороны журналиста, стараемся представить все стороны. Если кто-то пишет эмоциональный текст, обязательно вставим ремарку, что мнение автора не совпадает с позицией редакции.

Марина Золотова интервью

 

— Макс Пушкин в нашем интервью назвал вас одним из лучших журналистов Беларуси и рассказал, что вы можете вспомнить статьи чуть ли не пятилетней давности. Получается, все проходит через вас?

— Какие-то вещи откладываются в голове. Но это не так важно, как держать в голове повестку дня и понимание, что нужно аудитории в данный момент. Мастерство редактора в том, чтобы собрать крутую команду. Я горжусь нашими отделами. Ребята приходят на работу не только заработать деньги, а потому что для них это дело жизни.

— Недавно случился скандал с Евровидением, когда жюри Беларуси отстранили из-за интервью TUT.BY. Это была ошибка автора, который не проверил, можно ли публиковать информацию, либо членов жюри, которые рассказали то, что не должны были?

— Я уверена, что это ответственность партнеров Европейского вещательного союза. Они установили правила, которые должны довести до членов жюри. А жюри, как взрослые и самостоятельные люди, решают, что имеют право говорить. Наше дело – задавать вопросы и получать информацию. Если бы мы приставали с вопросами к недееспособным или уязвимым категориям граждан, это была бы наша сфера ответственности. Но поскольку эти люди сами вправе принимать решение, ответственность на их стороне.

Золотова TUT.BY

 

— Тем не менее, ошибки бывают и у журналистов. Если они происходят, какие штрафные санкции вы применяете? Быть может, проводите серьезную беседу или лишаете премии?

— Важно, чтобы человек сделал выводы, чтобы такое не повторялось. Премий мы не лишаем, карательных мер не применяем, но все косяки обсуждаем.

— Когда-нибудь приходилось увольнять за ошибку?

— Был такой случай. Но такое происходит в комплексе, когда ты понимаешь, что выводы не делаются, или журналист подставляет редакцию. Но не из-за одной ошибки. Определенный риск есть всегда. Он связан со скоростью, остротой темы. Если ошибки происходят, это плохо, но это часть нашей работы.

Про начало работы в медиа и сегодняшнюю журналистику

— Как вы пришли в сферу медиа?

— Еще в школьные годы мне хотелось чего-то такого, всегда нравилось писать. Тогда большого выбора не было. Во время моей учебы в университете были популярны радиостанции. В 96 году появилась беларускамоўная станция 101,2. Я стала приходить туда каждый день, как на работу. Сначала мне не платили, я просто помогала. Прошло немного времени, и, по решению министерства информации, станцию закрыли. Спустя время появились медиа в интернете. Стало понятно, что за этим будущее.

— Когда-нибудь были мысли сменить сферу деятельности?

— Скорее, должностные обязанности. Когда я пришла на TUT.BY, я занималась новостями одна. Теперь мне интересно другое. Вроде место работы то же, но нагрузка и обязанности другие.

Марина Золотова TUT.BY

 

— Что самое сложное в работе сегодня?

— Сейчас часть моей нагрузки – работа с людьми, а это гораздо сложнее, чем работа с текстом. А если говорить о внешних факторах, то в принципе их наличие и есть основная сложность. Ты понимаешь, что не все зависит от тебя. Например, когда у силовиков какие-то другие планы по твоему поводу. Или то, что СМИ работают в разных условиях. Например, государственные СМИ могут попасть на встречу с чиновниками, получить информацию напрямую от органов власти, для нас же многие двери закрыты.

— Как вы в целом оцениваете сегодняшнюю журналистику?

— Я оптимист, наверное. Не могу сказать, что раньше трава была зеленее. Сейчас в сфере новые вызовы, журналист должен в большей степени служить для аудитории фильтром в избытке информации.

«Работа с людьми гораздо сложнее, чем работа с текстом»

Мне интересно следить за тем, что происходит. Взять хотя бы то, что NEXTA за короткий промежуток времени собрал больше 90 тысяч подписчиков, в то время как редакции с огромными штатами и бюджетами не могут это сделать. Это феноменальное явление. Похоже, в этом уникальность ситуации в Беларуси и, вероятно, в России. Хотя в Беларуси даже интереснее. В Европе и штатах, мне кажется, такая история невозможна. Зарегулированность сферы медиа, как ни парадоксально, породила такую популярность Telegram-каналов.

— То, как часто власть начала упоминать Telegram-каналы, мне кажется, может привести к каким-то мерам. В России собрались изолировать интернет. Нет боязни, что и в Беларуси произойдет подобное?

— Я не исключаю, что какие-то шаги будут предприняты, особенно в связи с выборами в этом и следующем годах. Вообще у нас получилась довольно интересная история. На протяжении долгого времени интернет был за пределами внимания властей. С печатными СМИ разобрались, когда исключили независимые издания из системы распространения Белпочты. Телевидение тоже давно отрегулировано – у нас фактически нет негосударственных телеканалов. А интернет спокойно развивался аж до 2010 года. Только тогда были предприняты первые попытки установить контроль. При этом, до последних поправок в «Закон о СМИ» эта сфера была достаточно свободна. Сейчас случился фактический запрет на анонимность, хотя Telegram-каналы спокойно работают.

 

[1] Правда ли, что вы знаете болгарский язык?

— Да. Причем я очень давно на нем не говорила, но, если возникнет необходимость, я буду говорить легко и без ошибок. Я училась на филфаке, у меня была специальность по славянской филологии. Да и в самой Болгарии я провела много времени.

[2] Правда ли, что однажды вы отказались от предложения работать в зарубежном СМИ?

— Нет, не помню таких предложений.

— Неужели из России никто не хотел переманить?

— Ничего конкретного, только на уровне каких-то обсуждений.

[3] Правда ли, что однажды вы брали интервью у президента?

— Не совсем интервью. Нас было три журналиста, мы задавали вопросы по очереди, а потом вышли только короткие новостные заметки. Я надеюсь, что интервью у президента мы еще возьмем.

— Если бы сегодня вам сказали, что есть возможность взять интервью, но поговорить можно только на 3 темы, о чем бы вы поговорили?

— Сложно выбрать, потому что обсудить хочется многое. Конечно, всплыл бы вопрос о передаче власти. Еще меня очень беспокоит вопрос развития регионов. Ситуация у нас, как мне кажется, печальная, потому что в 44 районах Беларуси за последние 18 лет население сократилось более, чем на 30%. Люди уезжают в крупные города и за границу, деревни умирают, и это несмотря на те усилия, которые наши власти якобы прикладывают. Мне кажется, это странно, особенно на фоне соседней Польши, у которой совсем другой опыт. Белорусы заслуживают жить не хуже, чем поляки. Причем с этой темой многое связано – частная инициатива в регионах, стимулирование инвестиций, вопрос частной собственности на землю. А дальше.. Меня волнует социальная проблематика – то, что молодежь не видит в стране перспектив и старается уехать. Это направление я бы тоже обсудила.

Золотова TUT.BY

 

[4] Правда или нет: вы хотели мигрировать из страны?

— Нет, такого не было.

— А сейчас?

— Нет.

— Вы говорите, что молодежь не видит перспектив и уезжает, а что видите вы?

— Я много где была и многое видела. Я понимаю, что в любой стране есть свои плюсы и минусы. У меня нет идеализации остального мира – нет идеальных стран и нет идеальных условий для работы. Несмотря на кучу недостатков и проблем, мне нравится то, чем я занимаюсь. Я понимаю, что TUT.BY делает что-то важное и может на что-то влиять. И это очень круто. Это мотив и стимул для того, чтобы жить и работать здесь.

Про «дело БелТА» и напутствие начинающим журналистам

— Постфактум иногда появляются мысли «если бы я сделал так, а не иначе, все было бы по-другому». У вас есть такие мысли после «дела БелТА»?

— Да, я уже говорила об этом, в том числе на суде. Когда я узнала о том, что у коллег есть доступ к подписке, мне стоило быть более решительной и настойчивой, убедиться в том, что те, у кого есть доступ, забыли о нем. Об этом я жалею. Хотя я понимаю, что, если не было бы «дела БелТА», нашлось бы какое-то другое. Причины не в подписке, а куда более серьезные.

— В этом и проблема. Ощущение, будто в каком-то здании на проспекте Независимости есть комната с делами всех, кто ведет себя не так, как кому-то угодно. И кажется, что такое дело могут достать в любой момент, когда накипит.

— Да, безусловно.

— Есть понимание, что в отношении вас накипело и стало отправной точкой к «делу БелТА»?

— Есть разные версии. Может, мы когда-то и узнаем причины, почему это произошло. Можно обратить внимание на то, как незадолго до прослушки моего телефона в марте 2018 года поменялось руководство главных государственных медиа. Сложилась ситуация, когда независимые медиа стали гораздо популярнее в интернете, чем государственные, и перед теми стояла задача наращивать популярность. Это могла быть такая борьба с конкурентами.

«Никто не отрицает, что пользоваться чужими паролями плохо. Но стоило ли это того, чтобы устраивать брутальные задержания и тратить кучу времени на дело?»

С другой стороны, это могла быть месть силовых структур – нам неоднократно приходилось слышать упреки, что мы развязали информационную войну. Причем эти упреки звучали в достаточно агрессивной форме. Еще Юрий Анатольевич (Зиссер – основатель TUT.BY) высказывал версию, что это была месть ему за то, что он отказался продать TUT.BY. Такие версии у нас. А как было на самом деле и в чьей прекрасной голове рождался сценарий, неизвестно. Никто не отрицает, что пользоваться чужими паролями плохо. Но стоило ли это того, чтобы устраивать брутальные задержания и тратить кучу времени на дело?

Золотова суд
Марина Золотова на первом судебном заседании по «делу БелТА» 12 февраля 2019 года (фото: TUT.BY)

 

— Когда все только началось, в августе, были как слова поддержки, так и осуждения. Чья реакция была самой неожиданной для вас?

— Я старалась не обращать внимания на то, что писали госСМИ, потому что было совершенно неконструктивно тратить на это силы и эмоции. Нехорошо, конечно, что по телику показывают, как проходит обыск у тебя дома, но как-то реагировать на это смысла нет. Когда домой пришли 10 человек и у двоих из них были камеры, я понимала, что вечером меня покажут по телику. С другой стороны, было здорово, когда я почувствовала сплоченность внутри TUT.BY, даже среди тех, с кем мало общалась. И незнакомые люди, которые звонили в редакцию, тоже помогали, это придавало сил.

— Как вы продолжали работать во время следствия? Где искали мотивацию?

— Если бы не работали, приходилось бы все время думать о деле (улыбается). В целом, работая в этой сфере в Беларуси, ты подсознательно готов к такому ходу событий. Конечно, так не должно быть, но это правда. Началось же это не в прошлом году, а гораздо раньше. Такое происходило не раз с независимыми журналистами.

— Юрий Зиссер после оглашения назвал приговор победой. Вы посчитали это победой?

— Конечно, победой был бы оправдательный приговор. Но в данном случае можно согласиться, потому что приговор был мягким, а прокурор требовал другой штраф.

Марина Золотова TUT.BY

 

— Дайте совет все начинающим журналистам и тем, кто только учится. Если в голове приходится держать мысль о том, что тебя могут задержать, как вообще заниматься журналистикой в Беларуси, когда очень хочется?

— Главное, чтобы ты сам для себя понял, что ты этого хочешь. Если у тебя есть интерес узнавать что-то новое и рассказывать об этом людям, если у тебя горят глаза и ты не можешь без этого жить, ты должен заниматься этим несмотря ни на что. Риски есть в любой профессии. Вспомните «дело медиков». Вы спрашиваете, как быть журналистом в этой стране. А как быть медиком в этой стране? Я люблю Беларусь, мне не хочется говорить, что здесь все плохо. Есть определенные сложности, есть вещи, на которые мы не можем повлиять. Но надо стараться.

— Если ваши дети захотят заняться журналистикой, будете отговаривать?

— Наверное, нет. У меня уже один говорит, что хочет стать журналистом, а вторая говорит, что хочет стать учителем. Я не знаю, что с этим делать. Я даже не знаю, что меня больше расстраивает (смеется).

Марина Золотова TUT.BY

 

Про отношения с чиновниками, будущее медиа и страны

— Вы говорили: “Адносіны з чыноўнікамі павінны складвацца такім чынам, каб яны заўсёды маглі даць каментар”. Есть ли чиновники, готовые разговаривать с TUT.BY, и поменялось ли их отношение после «дела БелТА»?

— Есть такие чиновники, хотя их немного, к сожалению. Времена изменились по сравнению с тем недоверием, которое было в начале 2000-х. Тогда чиновники не понимали, что такое интернет, они привыкли к печатным медиа и телику. Мы работали на свой авторитет, завоевывали уважение, и чиновники поняли, что наши ребята большие профессионалы. Но они боятся брать на себя ответственность и выступать под своим именем. Поэтому часто приходится ссылаться на анонимный источник, когда человек не хочет, чтобы информация исходила от него.

— Получается, что Telegram-каналы выигрывают, потому что там информация анонимна?

— Нет, мы ведь тоже знаем, кто нам сообщает информацию, но не называем его. Просто это разная ответственность. Если Telegram-каналу простителен какой-то факап в плане достоверности, то нам нет. Вот здесь условия разные. Есть ряд чиновников, с которыми ты общаешься открыто. Есть те, кто общается анонимно. А есть чиновники, которые закрыты и ни в какую не хотят давать комментарии. Тяжелее всего получить информацию от КГБ и от МВД.

— TUT.BY недавно получил регистрацию как сетевое издание. Станет ли с этим проще получать комментарии от представителей власти?

— Для нас это означает право быть аккредитованными в Палате представителей, в пресс-службе президента. Но важнее другое. Если ты представитель сетевого издания, то, работая на несанкционированных мероприятиях, ты не становишься их участником, а находишься там в статусе журналиста, и теоретически тебя не имеют права задержать. Хотя на практике получается другое. Периодически мы отправляем запросы на освещение мероприятий с участием президента, но нам отказывают, потому что там мало места либо приглашают только пул. То есть, если тебе хотят отказать, тебе откажут при любом твоем статусе.

— Фактически только пункт про посещение несанкционированных мероприятий заставил получить регистрацию?

— Мы долго колебались, нужно ли нам это. Но да, в конце концов приняли решение зарегистрироваться.

— Как думаете, что будет дальше со сферой медиа? В какую сторону все будет развиваться в Беларуси?

— Я думаю, многое будет зависеть от позиции государства. Как я уже говорила, история с популярностью Telegram-каналов, могла случиться только при нынешней политической ситуации в стране. Любопытно быть частью этого процесса. Но он будет развиваться только до тех пор, пока государство не примет какое-то решение. Мне сложно прогнозировать, какие будут шаги.

Золотова Шашуро

 

Что касается в целом профессионализма и трендов, тут, мне кажется, все очевидно. Мне недавно попалась заметка о том, что Bloomberg развивает свое присутствие в TikTok. Это удивительно. Но понятно, что все будут стремиться отвоевывать больше пространства в соцсетях. Тут все будет зависеть от тех правил игры, которые установят сами площадки. Смысл в том, что медиа всегда нужно осваивать новые способы взаимодействия с аудиторией. Не важно, Instagram, TikTok или Одноклассники.

— А в Беларуси все будет хорошо?

— В Беларуси кому-то может быть хорошо, кому-то может быть плохо, как и в любой другой стране. Здесь есть вопрос трансформации сознания. На протяжении длительного времени мы не привыкли отвечать за себя, за свое окружение. Мы привыкли, что за нас все решают, как в Советском Союзе. Когда мы научимся быть инициативными, полностью брать ответственность на себя, тогда у нас все будет хорошо. Простой пример: что изменится, если учитель не поведет свой класс на хоккей? Что изменится, если ты откажешься подписываться на государственное издание и собирать деньги на подписку? Или откажешься вступать в профсоюз, если у тебя другая позиция? Когда вот это изменится, наверное, тогда будет хорошо. Но это то, что ты можешь наладить в своем мире. А глобально мы понимаем, что в стране все зависит от одного человека. И пока, наверное, ничего не изменится.

 

 

— Морское побережье / горная вершина?

— Морское побережье.

— Instagram/ Telegram?

— Telegram.

— «Экономика на пальцах» / «Разжевано»?

— «Разжевано» (улыбается).

— Дудь / Познер?

— Оба делают классно.

— ЛСП / Макс Корж?

— Макс Корж.

— Беларуская мова / русский язык?

— Беларуская мова.

— Новостной ресурс, помимо TUT.BY, который первым открываете каждый день?

— «Наша ніва» или «Радио «Свобода». Что-то из двух.

— Каким должен быть идеальный выходной?

— Не в городе.

— Посоветуйте книгу почитать.

— Хочется что-то позитивное. Пусть будет Павич «Хазарский словарь».

— 3 главных качества белорусов?

— Хитроумие. Гомер называл Одиссея хитроумным, и это хорошее качество. Не в смысле кого-то обмануть, а что-то тщательно обдумывать. Хозяйственность. Говорят, что белорусы толерантные. Но какие именно белорусы? Они же разные. Моя бабушка – праведница народов мира, спасала евреев во время войны. Не знаю, можно ли отнести сопереживание к качествам белорусов. Мне хочется верить, что это так, но я не уверена (улыбается).

Марина Золотова TUT.BY

 

— Продолжите фразу: «В Беларуси не хватает..»

— Солнца, моря. Когда наступает хорошая погода, меняется все. Меня, кстати, достает, что мы постоянно живем по летнему времени. Этот вопрос я бы тоже обсудила с президентом. Зимой в Польше в 7 часов утра никогда не будет темно. Утро – начало жизни, и начинать ее в темноте сложно. Меня это очень сильно смущает. Чего еще не хватает? Свободы. А белорусам не хватает решительности. Этот страх чувствуется на любом уровне. Ты понимаешь, откуда он происходит, но это сильно беспокоит.

— Если бы была возможность встретиться в любым историческим персонажем, который больше не живет на земле, кто бы это был?

— Леонардо да Винчи.

— О чем бы поговорили?

— О прекрасном.

 

 

 

— Марина Золотова через 5 лет: что бы вы хотели, чтобы у нее изменилось?

— Мне кажется, я и так каждый день меняюсь. Я же сама влияю на то, что происходит. Я бы хотела научиться чему-то новому.

— Марина Золотова через 35 лет: какой бы вы хотели ее видеть?

— С огоньком в глазах. Чтобы не потеряла интерес к жизни.