Артист балета

12 октября 2020 | 5 мин. чтения

 

Меня зовут Владимир Витальевич Долгих, мне 50. Работаю преподавателем классического танца в Детской хореографической школе искусств №1 в Минске. Являюсь заслуженным артистом Национального академического Большого театра оперы и балета, в котором работал 20 лет. А сейчас я еще и студент второго курса Академии музыки.

 


В 1979 году, когда мне было десять лет, в Гродно приехали педагоги детского хореографического училища. Они искали способных ребят и предложили мне поступать на классическое отделение. Конкурс был очень большой: 300 девочек и 27 мальчиков на 20 мест, но я все-таки поступил.

К тому моменту я ни разу не был в театре. Как-то увидел балет по телевизору, но мне настолько не понравилось, что больше не смотрел. А потом, в процессе обучения, особенно когда начали давать сольные номера, начал узнавать балет и по-настоящему в него влюбляться.
артист балета интервью

 

Путь артиста балета не отличается от пути в любой другой профессии. От простого к сложному: начинаешь с кордебалета, а со временем, перетанцевав весь репертуар, приходишь к сольным партиям. Моя первая роль – принц в балете  «Щелкунчик». Потом танцевал принца в «Лебедином озере», Спартака в одноименном спектакле, графа Альберта в «Жизели», Ярополка в балете «Страсти (Рогнеда)» и другие партии.

Но век артиста недолог: в театре я работал до 2009 года, через какое-то время начал преподавать.

 

 

Когда ты артист балета, самое сложное – понять, что ты себе не принадлежишь. Чтобы оставаться на том уровне, который тебя устраивает, ты должен работать каждый день. И не важно, как ты себя чувствуешь, или какой сегодня день недели.

Большой театр научил меня быть профессионалом. В начале пути мне казалось, что я все могу и все знаю, но постепенно пришло понимание, что это не так. А сейчас понимаю, что каждый день должен работать над собой уже в качестве преподавателя: читать книги и изучать опыт старших педагогов-мастеров, потому что в танце столько нюансов и деталей.
преподаватель хореографии Минск

 

Занятие мы начинаем с поклона. Если в обычной жизни люди здороваются, протягивая руку, то в балете вместо рукопожатия – поклон. Сложно научить детей работать, приходить на занятия даже тогда, когда погода не та или нет настроения. Моя задача показать им, что в такие моменты не нужно плыть по течению, а надо сделать над собой усилие и продолжать заниматься, чтобы был результат. Кстати, пандемия очень четко показала: тот, кто хочет, ищет возможности, а кто не хочет – причины.

 


Не бывает рядовых спектаклей, каждый выход на сцену как в первый раз. Так и должно быть, волнение в любом случае присутствует. Тем более, когда танцуешь на сцене Большого зала ЮНЕСКО – мы представляли балет «Страсти (Рогнеда)» на фестивале в Париже. В зале сидели Диана Вишнева, Юрий Николаевич Григорович и другие звезды мирового балета. Но было внутреннее ощущение, что все получилось. Было понятно, что наш спектакль – лучший в 1996 году.

Мы стали лауреатами Государственной премии Республики Беларусь в области искусств за этот балет, но открою маленький секрет: когда вернулись в Беларусь, денежную премию так и не получили. Нам вручили медаль и удостоверение лауреатов премии, а деньги не дали, ссылаясь на тяжелые времена в республике.

Звание заслуженного артиста в обществе сейчас мало ценится, но оно дает внутреннюю гордость. Для тебя это знак, что ты достойно прошел большой профессиональный путь. До сих пор считаю, что артист балета – прекрасная профессия. Даже спустя столько лет люблю ходить на постановки, смотреть балет по телевизору.

 


О конкуренции в мире балета ходят легенды, но я с этим никогда не сталкивался ни в училище, ни в театре. Все намного проще: сделал, выучил, доказал, что можешь, и вышел на сцену. Танец – главный показатель, чего ты стоишь. Поэтому твой главный конкурент – ты сам.

Мне посчастливилось работать под руководством Валентина Николаевича Елизарьева (художественный руководитель Большого театра Беларуси, народный артист СССР – ИЛ). Некоторые говорят, что он авторитарен руководитель, но, думаю, руководитель и должен быть таким, потому что именно он принимает решение, будешь ты танцевать или нет. Он любил и уважал своих артистов. Конечно, иногда мог повысить голос, но это эмоции и это нормально. Мы должны были своими телами, своей игрой выразить то, о чем он думает, что переживает.
Владимир Долгих Большой театр

 

Еще очень ценен и важен момент сотворчества, а Елизарьев всегда прислушивался к артисту. Он говорил, что ему нужно, мы пытались сделать это так, как видим, а он выбирал. Балет – это выражение чувств. Одним и тем же жестом можно передать совершенно разные настроения.

Когда приходит понимание, что пора заканчивать карьеру, конечно, есть внутренний конфликт. Но нужно вовремя уйти. Мне кажется, смешно смотреть на тридцатипятилетнюю Джульетту или сорокалетнего Ромео. Тем не менее, все артисты балета стараются оставаться в профессии даже после завершения карьеры. Балет ведь не только про технику и высоту прыжка: каждый образ ты пропускаешь через себя. Балет – это про душу. Нельзя просто жить дальше и заниматься чем-то другим, артисты балета связаны с ним навсегда.

 

 

Я был во многих странах мира, но мне никогда не хотелось уехать из Беларуси. Не люблю что-то менять или начинать заново, тяжело привыкаю к новому. Я консерватор почти во всем, как это ни прискорбно.

Сейчас я – студент. Быть студентом, когда тебе пятьдесят, тяжело. Во-первых, совмещать учебу и работу не всегда получается. Во-вторых, когда я, седой мужчина, захожу в аудиторию, где сидят два-три потока вместе, чувствую на себе удивленные взгляды. Иногда путают с преподавателем и здороваются. В Академии работают преподаватели, с которыми я танцевал в одном спектакле еще будучи студентом училища. Мы все друг друга знаем, но поблажек никаких нет (улыбается).
 Преподаватель хореографии Минск

 

Ребятам, которые хотят стать артистами балета, посоветую работать, работать и еще раз работать. Как бы банально ни звучало, это один из самых ценных советов, которые я могу дать. Если бы можно было отмотать время назад, я работал бы намного больше.

 

 

1. Ваша любимая постановка?
-«Жизель».

2. Кто из мира балета вас вдохновляет?
— Михаил Барышников.

3. Где самая сильная балетная школа в мире?
— В Санкт-Петербурге.

4. Ваш любимый элемент в балете?
— Два тура (поворотаИЛ) в воздухе.

5. Что вас раздражало в балете?
— Сбивало, когда темп музыки и танца не совпадал: сегодня дирижер чувствует музыку быстрее, завтра – медленнее.

6.Когда ходите на балет, удается отключить в себе профессионала?
— На балет хожу редко, к сожалению. Времени не хватает. Но отключить в себе профессионала не получается.

7. Как относитесь к современной хореографии?
— Я ее не понимаю и не принимаю. Но я многих вещей не принимаю и не стесняюсь об этом говорить. К примеру, не понимаю «Черный квадрат» Малевича, но восхищаюсь Чайковским, Анной Павловой, Майей Плисецкой.

8. Вы считаете себя счастливым человеком?
— Да.

9. Супергерои спасают мир от злодеев, врачи – от болезней, а от чего спасают мир люди искусства?
— Один раз на моих глазах за кулисами женщина подошла к танцовщику и сказала: «Огромное вам спасибо». У нее был очень тяжелый период в жизни, не знаю, как она оказалась в театре. Но она посмотрела спектакль и пришла за кулисы поблагодарить. Значит от чего-то это ее спасло.

 

txt Zmitrovichh

jpg Илья Давыденко

Если вы хотите стать героем рубрики «Непростые» или подсказать контакты знакомого профессионала, который расскажет о своей работе, пишите нам на электронную почту welcome@ilinterviews.com или в любую соцсеть.

 

 

Оставить комментарий