Денис Трусило

Летний сезон продолжается лонгридом о создателе необычного фестиваля, который в этом году уже в десятый раз пройдет в прекрасную теплую пору. Freaky Summer Party (он же FSP) вырос из маленькой тусовки на 28 человек до масштабного городского арт-пикника. Денис и команда его креативного агентства Pocket Rocket – виновники ежегодного двухдневного феста для прогрессивной молодежи и не только. Сегодня в выпуске – о собственном культе личности, диалогах с госорганами и алкоголе на фестивале.

Денис Трусило

Про график, подготовку к FSP и его цели

— Как у тебя дела, Денис? Успеваешь высыпаться сейчас, когда фестиваль уже маячит на горизонте?

— Да, я довольно бережно отношусь ко сну. Не столько к его количеству, сколько к качеству. Уже полгода я сплю в берушах и в маске, а в спальне сделал black-out шторы. Еще я понял, что если посплю 8 часов вместо 5, то смогу сделать за день в несколько раз больше.

— График у тебя уже по максимуму напряженный, или все сложности еще впереди?

— Нормальный график. Наша команда постоянно эволюционирует, расширяется. Мы набрали довольно бодрый темп уже с января, поскольку у нас появилось несколько крупных проектов. Но так как у нас большая команда, внедрение проекта FSP не сильно меняет ритм жизни по сравнению с тем, как это было несколько лет назад. Сейчас у нас больше опыта и понимания, как делать фестиваль. Для нас теперь все более предсказуемо.

— Это уже десятый, юбилейный фестиваль. Подготовка к нему отличается от того, что было в прошлые годы?

— Да, отличается. Нашим собственным подходом. Фестиваль создавался не как бизнес-элемент. Мы делали его ради себя, находили процессы, в которых можем реализоваться. Поэтому каждый год мы смотрим на мероприятие под новым углом, интересным для нас, и пробуем что-то новое.

Интервью Денис Трусило

В этом году у нас максимально авторский подход в подборе контента, выборе визуального стиля, коммуникаций. Мы меньше думаем о том, что интересно аудитории, обществу и что актуально в Минске. Скорее, мы реализуем то, что интересно нам, нашему окружению, и хотим показать авторский взгляд на то, как надо делать фестивали. Поэтому в этот раз FSP более хулиганский, дерзкий.

Это отражается и на многих бизнес-процессах. Например, у нас не будет официальных ТЗ для фотографов, которые делают отчеты. Мы договорились, что они приходят и фотографируют то, что их вдохновляет. Нам интересно видеть, как они воспринимают наше мероприятие через свои объективы, и неважно, будет это одна фотография или один терабайт фото.

— Выходит, что цели фестиваля не меняются с самого первого FSP в 2009 году, когда это была маленькая тусовка на 28 человек?

— Мне кажется, что как раз в этом году мы и добились той цели, что ставили 10 лет назад. Тогда нам хотелось пойти на вечеринку, которой не существовало, и нам пришлось сделать ее самим. Сейчас в Минске уже достаточно фестивалей. Надеемся, что частично и благодаря нам люди поняли, как можно делать такое масштабное мероприятие.

— Сможешь за 1 минуту убедить читателей прийти на FSP?

— Если вы понимаете, что вам туда не за чем идти, оставайтесь дома (улыбается). Мы никого не заставляем идти на фестиваль. Наоборот даже, он для тех, кто точно знает, зачем он туда идет и чем будет на нем заниматься. У нас был опыт, когда мы делали вкусную, сочную, всеобъемлющую рекламу. Тогда на фестиваль пришло очень много людей, но они не до конца понимали, куда именно попали. Мы понимаем, что, скорее всего, дело не в фестивале, а в людях, которые не были готовы к формату. Но я надеюсь, что этот опыт позитивно повлиял на их лайфстайл.

Pocket Rocket

Про счастье в жизни, на работе, и про свободу творчества

— Денис, ты доволен своей жизнью? Почему спрашиваю – ты выбрал направление маркетинга очень давно, еще до поступления в университет. Так или иначе, ты развиваешься все в той же сфере и дальше. Тебе в ней комфортно?

— Я думаю, что не сфера диктует уровень счастья, а твой подход к ней. На данном этапе я сознательно не довожу себя до уровня счастья и удовлетворенности, потому что так я сохраняю естественную мотивацию развиваться. К тому же мне, как дизайнеру, свойственен педантизм. Это нездоровое чувство, которое заставляет тебя совершенствовать то, что для кого-то уже выглядит совершенным. Все это вместе помогает мне двигаться вперед, искать новые вопросы и ответы на них. Параллельно я прокачиваю другие сферы своей жизни: бизнес-управление, личную жизнь. Между этими двумя категориями очень важно соблюдать баланс. Я думаю, в какой-то момент в моей жизни произойдет такой клик, когда я пойму, что пора бы стать счастливым, и у меня станет меньше работы и больше личной жизни, собственных проектов.

— Ты уже представлял себя вне Pocket Rocket?

— Мне кажется, что я уже сейчас вне Pocket Rocket. Безусловно, эта часть моей жизни очень важна, но я понимаю, что она меня не поглотила. Я остаюсь собой, и у меня есть агентство, а не наоборот – есть агентство, в котором существую я. Последние полтора года я могу уверенно так говорить, потому что мы грамотно выстроили внутренние бизнес-процессы. Особенно в сравнении с первыми годами, когда я проводил в офисе 24 часа 7 дней в неделю, знал каждый e-mail, отправлял комментарии по каждому вопросу.

Денис Трусило ИЛ

— Недавно я прочел интервью директора сети книжных магазинов, который говорит, что у него не получается делегировать креатив в компании, а большинство идей исходит от него. Мне интересно, есть ли в Pocket Rocket культ Дениса Трусило?

— Я пытаюсь от этого отходить. Креатив можно делегировать, просто нужно контролировать его тональность. Идея – такая вещь, которую можно генерировать, когда ты свободен, справился со своими основными задачами и не волнуешься насчет возможных проблем. Наши ребята генерируют много новых идей, а я, как креативный директор, эти идеи обрабатываю, направляю в нужное русло, чтобы они сочетались со всем, что мы делаем, с нашей философией.

— Но контролировать же креатив опасно, ему нужна свобода.

— Наверное, «контролировать» не то слово. Мы «заворачиваем» креатив. Одну и ту же идею можно сделать злой, доброй, дерзкой, мотивирующей. Когда ко мне приходит идея, я не стесняюсь забросить ее в команду и спросить, что думают ребята. Мы открыты к идеям. Я обязательно прошу каждого нового сотрудника после 10 дней работы вернуться ко мне с 10 предложениями, что бы он хотел поменять в Pocket Rocket. И я прислушиваюсь к их мнению. Мне интересно, как не замыленный взгляд видит нашу работу.

Денис Трусило

— Какое достижение ты считаешь главным за все годы работы Pocket Rocket?

— Мы наконец-то поняли, кто мы такие. Это не получится рассказать словами, нужно просто посмотреть на процесс и результат нашей работы. Мы попробовали все: были агентством полного цикла, делали брендинг, анимацию и прочие вещи, что просили клиенты. В какой-то момент мы поняли, что некоторые направления у нас получаются лучше, в них мы  больше заинтересованы, и клиент получает больше бонусов от этого. И это главное достижение. Мы сформировали наше позиционирование – дерзкое, прогрессивное, молодое, честное. К нам приходят клиенты, которые нам доверяют. Это очень важно – в этом бизнесе без доверия получается плохой, второсортный продукт.

Про работу с госорганами, такую ответственную и такую экстремальную

— Год назад я увидел невероятно крутые открытки и буклеты Национального агентства по туризму. Поначалу я даже не поверил, что это продукция госструктуры, настолько они были хороши. Вам было страшно браться за кейс, когда к вам впервые обратились эти солидные граждане?

— Страшно не было. Наоборот — безумно интересно делать что-то для страны. У нас сейчас даже есть принцип – раз в год браться за социальный проект. Кто, если не мы?

История с нацагентством была довольно романтичная. Там появились молодые сотрудники с широким кругозором и пониманием, как нужно делать подобную продукцию. Поэтому работалось нам очень легко до того этапа, когда пришло время представлять макеты вышестоящим людям. В министерстве аудитория поделилась на две части: одни посчитали идею очень крутой и порадовались, что наконец можно отвезти что-то за рубеж; а другие же считали, что это нельзя никому показывать, нужно достать старые блестящие проспекты, с фольгой и гербами (смеется). Но, несмотря на множество подводных камней, нам удалось сделать проект и выжать из него все возможное.

Pocket Rocket
Та самая продукция для Национального агентства по туризму (украдено с pocketrocket.by)

К сожалению, дальше он не пошел. Я понял, что все зависит от конкретных людей, которые работают в структуре. Сейчас эти люди поменялись, кто-то другой работает над обновлением буклета. Мы видим, что он уже не похож на то, что мы создавали. Но я думаю, это дело времени. В какой-то момент, даже благодаря нашей работе, люди в министерствах поймут, что лучше работать с профессионалами в этой среде, когда речь идет о создании бренда страны. Как раз преследуя эти цели, в этом году мы привозим на Edutainment в рамках FSP украинское агентство Banda. Оно похоже на Pocket Rocket, только на десять голов выше. Недавно ребята делали визуальный образ Украины, который был одобрен их правительством. Теперь это официальная визуальная коммуникация страны. Они же взяли премию Каннских львов (международный фестиваль производителей рекламы) за концепт Евровидения в Киеве.

— Пожалуй, из всех госорганов, наиболее плотно ты общаешься с Мингорисполкомом, каждый год получая разрешения на FSP?

— В прошлом году у нас была попытка подружиться, интегрироваться и вовлечь власти на FSP. Так, например, происходит в Москве на Пикнике «Афиши», или на фестивалях в Будапеште, Хельсинки, где городские власти заинтересованы в том, чтобы городская коммуникация строилась не только через покраску бордюров и воздвижение спортивных комплексов, а в реальном общении с активными жителями города, которые хотят реализацией своих идей делать его лучше. Но у нас не получилось это устроить, потому что система пока не готова. Мы осознали, что на это уйдет огромное количество сил, и отложили идею на XXX лет. Сейчас мы, конечно, следуем всем процедурам, получаем официальное разрешение, но этим занимаются наши менеджеры. Я не готов инвестировать в это свое личное время, потому что это не принесет плодов. Но мы, как и прежде, максимально открыты и всегда готовы общаться.

Denic Cheerka

— Я сейчас вспоминаю про все запреты концертов, что волной катятся в этом году по Минску, и мне кажется, что XXX лет могут растянуться и на большее количество иксов.

— Я думаю, должен случиться какой-то щелчок, и все быстро поменяется.

— Наверное, самый жесткий опыт общения с госорганами у тебя случился, когда в 2016 году Минскзеленстрой за месяц до фестиваля вдруг выставил неподъемную сумму аренды полуострова на Комсомольском озере, где раньше проходил фестиваль, и вы были вынуждены переехать.

— Да, было достаточно экстремально. Оставался месяц, а Минскзеленстрой не мог назвать сумму, потому что как раз в это время принимали какой-то новый законопроект. И вот мы узнаем про 1 миллиард рублей старыми. Сразу становится понятно, что мы не сможем сделать фестиваль, потому что не найдем столько денег. Конечно, мы попытались пообщаться, но поняли, что система достаточно зарегулирована и не принимает во внимание фестивали или маленькие городские инициативы. В итоге, быть может, все к лучшему. Мы любим переезжать. FSP менял локацию уже 4 раза, и это всегда происходило позитивно. Почему? Одна из наших целей – создание нового экспириенса для людей. Когда ты приходишь на тот же фестиваль, но он проходит на другой локации, для тебя он будет казаться уже совсем другим. И по цене, наверное, раз в 100 было дешевле на новом месте (смеется).

Денис Трусило

— Но по нервам.. 

— Да, было волнительно, но мы справились. У нас с Алой Алоэ (продюсер, pr-менеджер Pocket Rocket) даже была такая «предвыборная кампания», как мы ее называли (улыбается): мы 3 раза за неделю надевали деловые костюмы и ездили в министерства разговаривать. Сейчас все это я уже не вспоминаю как болезненный этап.

Про аудиторию FSP: хипстеры и не только

FSP больше всего критикуют за его целевую аудиторию: говорят, что на фестиваль приходят только хипстеры. А как ты видишь эту публику?

— Их сложно объединить одним словом, потому что они все ярко выраженные индивидуальности. Но мы нашли для них связующее определение – они все новаторы. Это люди, которые открыты для нового, их интересует то, чего они не знают. Ведь большинство белорусов волнуют только какие-то знакомые вещи, например, песни, которые они могут напеть, потому что уже лет 10 слушают их по радио. Конечно, у нас много хипстеров. Но есть и возрастные люди, есть и миллениалы, школьники. Это новая генерация людей. Они приходят сюда без предрассудков.

Freaky Summer Party

— Кажется, что фестиваль существует в другой белорусской реальности и закрыт для большинства простых белорусов. Особенно, если ты говоришь, что у вас только новаторы.

— Вероятно, так можно говорить. Но мы никогда не закрывали эту систему. Говорят, что всего лишь 7% людей в мире двигают прогресс. Нельзя же сказать, что это закрытый клуб. Если ты чем-то интересуешься и заставляешь мир развиваться, ты попадешь в эти 7%. Что-то подобное можно сказать и про FSP.

Про белорусскую аутентичность, алкоголь и будущее FSP

— Понятно, что при создании фестиваля вы вдохновлялись европейским Sziget. Одновременно понятно, что Минск не потянет такой масштаб, а европейцы массово к нам не поедут. В этом плане вам удалось адаптировать формат для белорусов?

— Да, мне так кажется. В любом случае, мы приверженцы того, что не надо ничего копировать. У нас никогда не получится сделать фестиваль, как в Вильнюсе, хотя он совсем рядом. Нам нужно делать то, что близко нам, с теми проблемами и интересами, которые существуют в Минске и в стране. Тогда это будет по-настоящему.

Денис Трусило

Изначально, быть может лет 5 назад, у нас была идея создать фестиваль, который вырастет, станет глобальным, недельным. Естественно, в тот момент мы не до конца понимали, как грамотно делать фестивали, как бюджетировать, сколько стоит привезти The XX, построить для них сцену и почем продавать билеты. Сейчас мы понимаем, что можем позволить себе, как организаторы, и что могут позволить себе белорусы за свои деньги. FSP сейчас абсолютно реальный фестиваль, который проходит в абсолютно реальной Беларуси для абсолютно реальных белорусов. И это реально клево, что их уже немало. Его совершенно не стыдно показывать иностранным гостям. Многие даже видят в нем некую белорусскую аутентичность. У нас есть то, чего никогда не будет на Sziget, Пикнике «Афиши» или где бы то ни было еще. И это уже круто.

— А алкоголь у вас появился, потому что это нужно белорусам на фестивале? Ты несколько лет говорил про то, как здорово, что на FSP алкоголя нет, и люди веселятся без горячительного, а потом он вдруг взял и стал продаваться на фестивале.

— Скорее, это был такой reverse engineering. Мы не внедряли алкоголь на фестиваль, потому что чувствовали, что белорусы не очень умеют с ним обращаться (улыбается). Особенно, когда им весело и хочется, чтобы стало еще веселее. Культура потребления алкоголя в Беларуси несовершенна. Но мы видим, что у нового поколения белорусов, которым сейчас от 16 до 25, совсем другая парадигма в этом плане. Они абсолютно к нему спокойны, во всяком случае те, кто приходит на FSP. Мы знаем, что с ними не будет никаких проблем, если мы введем алкоголь на фестивале.

Денис Трусило

— В 2016 г. в интервью ты сказал: «Через несколько лет мы позволим себе привезти Florence and the Machine, Alt-J и других». Когда эти несколько лет уже наконец пройдут?

(смеется) Я думаю, все уже поменялось, и у нас больше нет такой цели. Мы сменили позиционирование в плане больших музыкантов. Вместо одного большого исполнителя, которого знают во всем мире, но не очень-то знают в Беларуси, мы можем привезти двадцать не очень известных, но очень талантливых коллективов, которые будут приятным открытием для многих. Мы не гонимся за большими именами. Я не думаю, что та же Florence попадает в топ-5 белорусских чартов.

— Как фестиваль будет развиваться в будущем?

— В последующие годы фестиваль перейдет в другой формат. Возможно, он сильно видоизменится. Мы уже наигрались с нынешним форматом. Если в городе появляются альтернативы FSP, это очень хорошо, это значит, что фестивальная культура развивается, эволюционирует. Появилась конкуренция, которая заставляет нас двигаться быстрее. Сейчас мы хотим поставить себе новые цели. Мы будем искать новую нишу. Пока я не могу сказать, что это будет. Мы ищем в этом проекте совершенно новый, интересный для себя угол. Как только найдем – расскажем.

бЛИц

— Кошка / собака?
— Кошка

— Лето/зима?
— Зима

— Дреды / ирокез
— Дреды

— Макс Корж / ЛСП?
— Корж

— Английский язык / беларуская мова?
— Наверное, микс. Употребляю их 50 на 50

— Самый крутой белорусский фестиваль после FSP?
— «Справа», который проходит в 200 км от Минска. Это безумно крутой фест, родился только в прошлом году.

— Любимый алкогольный напиток?
— Белый русский

— 3 качества, которыми должны обладать любая девушка?
— Могу описать свою жену (смеется): искренняя, скандинавская, открытая.

— Когда ты в последний раз врал?
— В момент этого интервью (улыбается)

— Что для тебя главное в жизни?
— Новый опыт

— Если бы ты узнал, что через 3 дня наступит конец света, чем бы ты занялся?
— Я бы встретил 3 рассвета и 3 заката.

— Продолжи фразу: «В Беларуси не хватает..»
— ..посетителей FSP (смеется)

— Если бы у тебя была возможность родиться заново в абсолютно любой точке мира, какое место ты бы выбрал?
— Вообще не важно.

— Если бы у тебя была возможность встретиться с любым историческим персонажем, кто бы это был и о чем бы вы поговорили?
— Я думаю, что встретился бы с Куртом Кобейном. Но мы ни о чем не говорили бы, просто тусовались.

Денис Трусило

Про будущее

— Денис Трусило через 5 лет: что бы ты хотел, чтобы в нем изменилось?

— Во мне все еще живет некоторое количество страхов, некоторые из которых я прикончил. Я буду работать в этом же направлении: разрушение своих внутренних рамок и выход из зоны комфорта.

— Денис Трусило через 40 лет: каким бы ты хотел его видеть?

— Я думаю, что я должен быть в очень хорошей физической форме, я буду больше время уделять спорту.

 — А внутренне?

— Думаю, что через 40 лет внутренне уже все должно быть в порядке.

И все же это очень забавно – одновременно работать в креативной среде и общаться с госорганами, с медийными лицами, с творческой молодежью. Это Минск сегодня. Почему-то кажется, что самые яркие его представители как раз соберутся на юбилейном FSP. Приходи оценить старания Дениса и его команды и ты, дорогой читатель.


ИЛ в соцсетях:
Vk      Facebook      Instagram      Telegram

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.