Александр Михеенко

Очередное интервью мы провели в необычном месте. Герой нашего нового разговора пригласил нас к себе в студию Good Sign Tattoo. Увешанные рисунками и заставленные фигурками стены, легкий джаз из виниловых пластинок, тату-мастера поодаль, — все это создавало необычную атмосферу. Будто рыба в воде существует в ней Александр Михеенко, руководитель и мастер студии. Про историю татуировок, опыт в Беларуси и жизнь в Польше – в новом интервью.

Александр Михеенко

Про студию Good Sign Tattoo, ее клиентов и самое странное тату

Good Sign Tattoo исполнилось 3 года. Поздравляю! Как праздновали?

— Да, в декабре был день рождения. Отпраздновали хорошо, решили сделать праздник для себя и для людей – вроде дня открытых дверей. Мы подготовили небольшие эскизы тату, и все, кто приходили к нам в тот день, могли за чисто символическую цену выбрать себе картинку и сделать татуировку. Людей было очень много. А во второй день сделали кинопросмотры фильмов о тату. Мы же сами переводим многие фильмы, делаем субтитры.

— Здесь твое основное место работы?

— Да, тут я появляюсь каждый день. Это мое детище, всегда стараюсь заглянуть сюда. Для меня важно быть в случае чего рядом. И потом, кроме работы, мы устраиваем здесь мастер-классы, просмотры кино, вечеринки. После всех рабочих дел можем приглушить свет, купить вина и долго слушать винил.

Александр Михеенко

— В среднем сколько клиентов у тебя за день?

— Я сейчас стараюсь брать одного, максимум двух клиентов. Кроме тату, на мне завязаны организационные моменты. Я общаюсь с менеджерами, ребятами, мы планируем мероприятия на будущее, подводим результаты прошедших дней. Помимо прочего, мы же еще делаем свою одежду под брендом «UNDER GOOD SIGN». Все это нужно контролировать. Поэтому я стараюсь делить время: половину на тату, половину на организационные моменты.

— А есть ли какой-то типичный портрет человека, который приходит к тебе за татуировкой?

— В том-то и фишка, что в нашей команде все мастера работают в разных стилистиках. Поэтому и люди, которые к нам приходят, очень разные. Это может быть студент, айтишник, чья-то мама. Однажды к нам приходил тур-менеджер Робби Уильямса, был у нас и Сергей Михалок из «Ляписа Трубецкого».

— А сможешь вспомнить самое странное тату, которое довелось делать?

— Однажды я делал парню на крестце тату в виде нот из песни The Beatles «Let it be» (улыбается). А еще в Германии когда-то я делал логотип немецкой хип-хоп группы, который выглядел как скрипичный ключ в виде пениса.

— А какое было самое крутое тату, что ты делал?

— Что вообще значит «крутое тату»? Сложно так определить. Люди, которые приходят ко мне, хотят получить продукт, который характерен моему стилю работы. Я достаточно критично отношусь к татуировкам, которые делаю. Конечно, стараюсь делать это максимально хорошо и качественно.

Александр Михеенко

Про тату на лице и их значение

— Как ты относишься к татуировкам на лице? Мне кажется, это такой тренд сейчас..

— Скорее, это уже пережиток. Первую волну татуировок на лице я помню лет пять назад. Мне кажется, такой стиль немного оторван от реалий, в которых мы живем. Если бы мы жили на Полинезийских островах, где татуировка на лице это повседневно и обыденно, то она воспринималась бы нормально. На нашем же постсоветском пространстве такое тату – максимальное выражение протеста. Хотя каждый делает, что хочет. Но я, например, не чувствую потребности делать тату на лице. Вообще мне кажется, что многие люди, которые делают себе тату, не до конца понимают, что они будут ходить с этим всю жизнь. Есть какой-то юношеский максимализм, ребятам хочется выделиться. Но ведь это навсегда, а ты уже через 10 лет можешь радикально поменяться. И твое мировоззрение тоже. А вот тату останется, тем более на лице.


«В обществе потребителей отсутствует гармония, когда человек понимает, что с ним происходит»


— Наверное, поэтому сейчас в клиниках так популярна процедура удаления татуировок..

— Да, в том числе. Проблема в том, что у большинства европейцев сейчас очень многие вещи происходят импульсивно. Мы хотим быстрого результата здесь и сейчас и не всегда думаем о последствиях.  Для меня это показатель того, что в обществе потребителей отсутствует гармония, когда человек понимает, что с ним происходит. У всех есть внутреннее желание опережать что-либо. Все это навязано телевизором, рекламой, соцсетями. Человек выложил татуировку в Instagram, и тут же стал популярным, хотя вчера он был просто Васей, к примеру. Это как стать богатым в игре «Монополия». Тебя репостят, комментят, хвалят. И ты на искусственной волне чьего-то мнения вдруг становишься медиальным, интригующим, вызывающим.

Александр Михеенко

Про антураж тату-студий в Беларуси и на Западе, и краткий экскурс в историю

— Салон выглядит шикарно, конечно. А если я приеду в студию где-нибудь в Амстердаме или Чикаго, местные тату-салоны будут сильно отличаться от того, что я вижу сейчас?

— Вообще все студии очень отличаются друг от друга. Мы часто участвуем в мероприятиях за границей, ездим по обмену, участвуем в тату-конвенциях, и повидали много. У нас культура тату-студий совсем другая. Культура подразумевает понимание процессов, развитие и адаптацию различных американских, японских студий к нашим реалиям. В нашем постсоветском пространстве эта культура только начала формироваться в последнее десятилетие. В странах западнее это существует уже двадцать, тридцать лет и больше. За эти годы можно было столько всего менять, приспосабливать.

Александр Михеенко

— В Минске было всего пару тату-конвенций, хотя в западных странах они проводятся регулярно. По-твоему, это хорошо или плохо?

— Для Беларуси даже те несколько, что состоялись, уже неплохо. Сравнивать нас с западными странами не совсем корректно. Если заглянуть в историю, можно проследить, как закреплялось тату у нас. В наш регион татуировка была привезена давным-давно, но широко не распространилась. Потом, в связи с политическими моментами в СССР, она стала сугубо лагерной и считалась клеймом. Лет двадцать назад, когда студия «Лисица» начала делать тату в Минске, эта культура начала выходить в широкие массы. А теперь рассказываю, как это происходило, например, в Голландии. Моряки плавали на острова, привозили туземцев к себе, а с ними и культуру татуировок. Так она становилась ремеслом, в порту создавались тату-студии, где их набивали морякам. И все это было лет двести назад. Отсюда и разница в культуре тату.

Untitled-1_Montazhnaya_oblast_1

1/ Правда ли, что ты не руководитель, а только соучредитель Good Sign Tattoo?

— Финансовый учредитель я здесь единственный. Поэтому и в плане руководства окончательные решения во всех вопросах принимаю я. Но у нас в студии полная демократия: мы постоянно проводим планерки, собрания. Денежные инвестиции – это одно, а моральные и инвестиции человеческого фактора – это совсем другое. Я максимально завишу от моего крутого коллектива, моей команды. Каждый из мастеров, который здесь оказался, не пришел сюда случайно. Мы были знакомы ранее, вместе работали, снимали помещения. Мне важна вовлеченность человека в процесс, чтобы он не чувствовал себя просто винтиком в механизме, а толкал этот механизм вперед. Но ответственность за все решения лежит на мне.

2/ Правда ли, что ты играл в музыкальной группе на баяне?

— Да, я играл в группе «Аструс», это было в 95-м году. Мы выступали с еще неизвестными тогда группами «Леприконсы», «Полипы», часть которой сейчас состоит в «Петле пристрастия».

— А почему ваш коллектив распался?

— У нас не было художественного руководителя, не было цели. Пока мы могли на собственной инициативе и интересе ездить на разные мероприятия и фестивали, мы это делали. Но определенные экономические факторы подвели нас к тому, что пришлось либо делать что-то радикальное для дальнейшего продвижения, либо халтурить дальше. Ребята работали в вагонном депо, я работал на стройке. Мы хорошо «рок-н-роллили», но в итоге подошли ко времени, когда нужно было что-то менять.

Александр Михеенко

3/ Правда ли, что ты жалеешь, что СССР развалился?

— Неожиданный вопрос (смеется). Вообще в жизни я стараюсь принимать какие-то вещи как данность, выносить из этого уроки и быть максимально гибким и адаптированным к происходящему. При Союзе я был октябренком, потом пионером, я помню первомайские парады, линейки, все обряды. Скажу так: когда я сейчас об этом думаю, когда разговариваю с людьми за границей, которые видели это только в документалках, я понимаю, что вся эта система обладала какой-то мистикой. Начиная с того, что Ленин называл себя вождем. Обряды инициации детей происходили, как в разных племенах. Это торжество – бьют барабаны, выносится флаг, на тебя цепляют маленькую звездочку с маленьким Лениным. А звезда – это пентаграмма. Возможно, я немного утрирую или романтизирую, но вещи, которые мы считали нормальными, являются для меня оккультными, мистическими. У фашистов был символ солнца, а у нас была маленькая пентаграмма с вождем, который до сих пор лежит в мавзолее, как фараоны в Египте. Тебя воспитывали с тем, чтобы ты мог пожертвовать собой ради других, как делали герои.

4/ Правда ли, что однажды ты дрался с зеком из-за того, что у тебя есть тату?

— Когда я жил в родных Барановичах, у меня возникал конфликт с одним из местных кольщиков из-за того, что я часто переделывал и поправлял его работы. Поэтому он меня не любил.

— Не, это скорее творческий конфликт. А мне интересно, были ли предъявы за само наличие татуировок.

— Да, бывали случаи, бывали разговоры. Даже в Минске как-то ехал в метро, подошел парень и начал что-то спрашивать. На самом деле я рос в достаточно криминальной среде в своем городе. Поэтому страха в таких случаях не испытываю. Он может сделать мне то же самое, что и я ему. Это как общение с собаками – они чувствуют, когда ты боишься. В мужском обществе, если кто-то чувствует, что на тебе можно кататься, это будут делать. А если ты четко и ясно определяешь свою позицию, то все относятся к тебе соответственно.

Александр Михеенко

Про детство, Польшу и жизнь витками

— Ты вспоминаешь о детстве в Барановичах с теплотой или не вспоминаешь вообще?

— Мой город является местом, которое сыграло важную роль и оказало большое влияние на меня. Очень много друзей из Барановичей навещают меня до сих пор. Я люблю приехать в город и прогуляться по нему, повспоминать. Благодаря тому, что в свое время я начал заниматься татуировкой именно там, город очень важен для меня. А детство у меня было яркое – я застал коммунизм, потом он пропал. Ты приходишь в школу, тебе говорят, что форму уже можно не носить, и говорить можно, что думаешь.

— В то время ты как раз поехал в Польшу, во Вроцлав. Насколько по-другому ощущался мир там?

— Для меня это был большой культурный перелом. В первый раз я поехал в Польшу в 97-м году. Тогда моя жизнь в Барановичах выглядела следующим образом: город делился на районы, которые серьезно враждовали между собой. По выходным мы ходили на местную дискотеку в дом культуры, когда наш местный криминальный авторитет звонил к ребятам на другой район в дом офицеров и узнавал, сколько их собралось, а после говорил, что мы выезжаем. В итоге я ходил на танцы в папиной робе, чтоб не жалко было во время драки. И тут я приезжаю в Польшу и вижу людей с дредами, с тоннелями в ушах, девушек в Мартенсах. Именно там я увидел первых скинхедов, первых футбольных хулиганов, о существовании которых вообще не подозревал. Моя система выживания в родных реальностях, которой я научился на своем районе в Барановичах, не работала во Вроцлаве. Там ты человек, который не оценивается по походам на турники, принадлежности к школе или району.

Александр Михеенко

— Сначала ты был во Вроцлаве, некоторое время назад ты работал в студии в Кракове. Почему ты не остался в Польше?

— У меня есть внутренняя теория, согласно которой моя жизнь развивается по петлям. В 1998 году я уехал из Баранович, а в 2006 туда вернулся. Так сложились обстоятельства. К тому моменту я уже привык к культурной свободе Польши, поездкам в соседний Берлин, и возвращение в другие культурные реалии было сложным. Но именно по возвращении домой я начал делать татуировки, собирать единомышленников вокруг. Потом, когда меня пригласили работать в Краков, формат жизни снова поменялся. Студия там была и до сих пор является одной из самых крутых. Я проработал там два года, много вынес для себя. Одновременно я понял, что это был новый виток, и мне надо двигаться дальше, делать что-то новое. Мое внутреннее желание роста заставило меня что-то менять. К тому времени у меня уже были друзья в Минске. Как-то получилось, что именно я нашел помещение для ребят и их работы здесь. Я подумал, что настало время сделать то, о чем я всегда мечтал – собрать студию, коллектив. Не просто делать татуировки, а создать «воображариум», где могут реализоваться разные вещи. Такой микрокосмос. И не важно, Минск это или нет.

Александр Михеенко

— Здорово, когда все это воплотилось в жизнь?

— Оно все еще воплощается. Это продукт, который в определенной мере соответствует тому, что я хотел изначально сделать. Я существовал в некотором комфорте по жизни. И вот здесь мне пришлось взять контроль над коллективом. Поначалу было очень тяжело. Я вообще не представлял, каких финансовых, временных и физических вложений все это требует. Я никогда не был менеджером, экономистом. Мне пришлось научиться другим качествам. Почему я и вернулся – мне нужно было оказаться здесь.

бЛИц

— Минск / Барановичи?
— Сейчас Минск

— Рэп / рок?
— Что-то между

— Беларуская мова / русский язык?
— Хотелось бы беларускую мову. Но у меня такая проблема: если я говорю на мове, тут же перехожу на польский. Слишком близкие языки для меня.

— Водка / виски?
— Виски

— Твой любимый фильм?
— Сложный вопрос. Я киноманьяк (улыбается). Есть фильмы, которые я могу пересматривать под определенное настроение. Иногда пересматриваю «Собачье сердце», бывает настроение глянуть «Шоссе в никуда» Дэвида Линча, иногда залипаю и смотрю Феллини.

— Главный стереотип о татуировщиках, который тебя бесит?
— Меня в принципе в жизни мало что бесит. Человек приходит ко мне с какой-то потребностью, а я могу эту потребность удовлетворить. И ни в коем случае не хочу дать человеку почувствовать, будто я чем-то лучше него. Я стараюсь не провоцироваться на какие-то обыденные вещи.

Александр Михеенко

— Если бы завтра запретили тату, чем бы ты занялся?
— Я всегда старался делать то, что мне нравится. Не важно, приносит ли мне это деньги. В свое время я долго работал на стройке, занимался внутренней отделкой. Мне были интересны созидательные моменты, когда я видел, что мы построили человеку дом. Я даже мог бы в лесу деревья сажать, однажды занимался подобным в Чехии. Мне нравится это чувство создания чего-то. Причем когда результат достигается с течением времени, а не сиюминутно.

— Продолжи фразу: «В Беларуси не хватает..»
— ..хороших профессионалов и кадров во многих сферах.

— Чего ты боишься?
— Какого-то большого мирового хаоса, когда люди вдруг потеряют равновесие. Я боюсь, что в какой-нибудь стране к власти придет человек, который нарушит хрупкий мир.

— Если бы у тебя была возможность встретиться с любым историческим персонажем, кто бы это был и о чем бы вы говорили?
— Был такой человек Джузеппе Калиостро. Он был немного фантазером, мошенником и авантюристом.
— О чем бы ты с ним хотел поговорить?
— О чем-то оккультном и мистическом.

Александр Михеенко

Про будущее

— Александр Михеенко через 10 лет: где он и что он делает?

— Надеюсь, что к тому времени я буду воспитывать своих детишек. Думаю, что я по-прежнему буду татуировать. Надеюсь, что физически ничто этому не помешает. Я думаю, что буду создавать новые проекты. То, что есть сейчас, это только один из этапов. Возможно, через 10 лет, появятся другие вещи, которые я смогу реализовать.

— Александр Михеенко через 30 лет: каким бы ты хотел его видеть?

—  С внуками на коленях, в кресло-качалке. Где-нибудь в загородном домике, со своей супругой рядом.

Александр оказался совсем простым, спокойно идущим на диалог и готовым поделиться своими необычными взглядами на жизнь. Несмотря на свою занятость на посту руководителя, он по-прежнему занимается любимым делом. Было здорово очутиться в его «воображариуме» и примкнуть к течению его мыслей.

Вот ссылка на страницу Александра в Vk.
Эта ссылка приведет на страницу студии Good Sign Tattoo в Vk.

Еще больше красочных фото в нашем фирменном Instagram.

Подпишись на наши паблики в Vk и Facebook и не пропускай новые истории об интересных людях.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.