Сергей Шеин

Бизнес в Беларуси – концепт довольно специфический, еще только формирующийся и непрерывно изменяющийся. Карьерных высот в крупных корпорациях нашей страны достигают самые талантливые. В обучении многих из них принимал непосредственное участие Сергей Александрович Шеин, директор корпоративного Института бизнес-технологий (ИБТ) Холдинга «Атлант-М», кандидат психологических наук, доцент. Про менеджеров Беларуси, карьерную лестницу и ценности западного и отечественного менеджмента читайте в нашем новом интервью.

Сергей Шеин

Про подготовку руководителей и бизнес-тренинги в Беларуси

— Вот уже почти 20 лет Вы профессионально и успешно занимаетесь бизнес-тренингами. Для меня это звучит странно, поскольку в Беларуси, как мне кажется, такой вид деятельности не является сильно востребованным. Или я ошибаюсь?

— Еще в свои студенческие годы я хорошо запомнил одну простую истину: до проведения измерения ничего сказать о его результатах нельзя. Я не исследовал рынок тренингов в Беларуси, поэтому не могу сказать, развит ли он или недоразвит. Говоря про сегодняшнюю ситуацию, я думаю, что не лишним будем вспомнить Библию: «Много званных, да мало избранных». Или как говорил Станислав Ежи Лец: «Сколько голов, столько и умов. Но голов преимущественно больше» (улыбается). Сейчас на рынок тренингов, на мой взгляд, хлынула волна неофитов. В какой-то своей части это люди, которые попробовали себя в бизнесе, но не состоялись и почему-то решили, что этого достаточно, чтобы учить других людей, как надо зарабатывать и развивать бизнес. Рынок перенасыщен такими фантастическими предложениями, обещаниями «за 2 дня научим, как удваивать объемы продаж». Это меня очень беспокоит, потому что мне не безразлично, кто приходит на рынок бизнес-образования, кто его развивает или гробит.

— Точно можно сказать, что список ваших учеников велик. Это менеджеры банков, розничных сетей, IT-компаний. Есть ли какая-то компания, где бы Вам самому хотелось организовать обучение?

— На самом деле я уже больше 18 лет занимаюсь обучением в такой большой компании. Это холдинг «Атлант-М», с которым я сотрудничал задолго до того, как пришел на позицию директора по обучению персонала. Есть компании, с которыми мы работаем довольно продолжительное время. К примеру, мы ставили обучающий корпоративный центр в ритейловой сети «ОМА». По сути это клон обучающего центра в «Атлант-М». Нам хотелось понять, является ли система, которую мы разработали, тиражируемой для других отраслевых бизнесов. Мы проработали над этим проектом 6 лет, и два года назад этот центр успешно перешел в автономный режим работы.

Сергей Шеин

— А образовательный центр «Атлант-М» работает только для сотрудников холдинга либо же для работников других компаний тоже?

— Изначально эта программа формировалась исключительно под запросы автомобильного направления Холдинга «Атлант-М», но затем сама компания начала трансформироваться, внутри нее начали появляться новые центры стоимости: мы купили банк, создали интернет-провайдер, дистрибьютора автомобильных масел, софтверную компанию, внедрявшую ERP-систему на базе SAP. Руководители этих новых бизнес-единиц в составе «Атлант-М» приходили к нам на обучение. Соответственно нам приходилось учить людей из банковской сферы, из телекоммуникаций, IT-консалтинга, — своих работников. Поднабравшись опыта в общении с менеджерами этих специфических бизнесов в составе Холдинга, конечно, грех было не попытаться продать этот опыт таким же отраслевым компаниям. И вскоре к нам на обучение начали приходить люди из других компаний. Только в последней такой открытой группе обучались заместители генеральных директоров трех крупных IT-компаний, грандов отечественного бизнеса. Это очень лестно, потому что для топ-менеджеров такого уровня доступно любое обучение. В подобных компаниях зачастую ценятся бизнес-тренеры, если они приглашены откуда-то никак не мельче Стэнфорда или Harvard Business School. И когда один из этих топ-менеджеров пишет, что тренинг в Институте бизнес-технологий был для него самым «крутым» обучением за последние 2-3 года, это греет душу.

Про менеджеров белорусских и западных

— Находясь в этой сфере и общаясь с таким количеством белорусских управленцев, Вы можете выделить главную черту белорусского менеджера?

— Когда-то я имел счастье быть знакомым с философом Мерабом Константиновичем Мамардашвили и как-то спросил его: «Что Вы считаете сейчас, в условиях перестройки, главным для психологии?» Он тогда пыхнул своей трубочкой и сказал: «Виживание» (с характерным акцентом). Так вот то, что отличает белорусских менеджеров, — это повышенная способность к выживанию, умение приспосабливаться к самым незаурядным проблемам и обстоятельствам. Когда у меня спрашивают, будут ли наши управленцы востребованы на Западе, я всегда говорю, что если они выжили и сумели сделать карьеру у нас, то и там справятся.


«Творческие люди всегда проигрывают профессионалам. Во всяком случае, на первых порах»


— А кто более эффективный по своей натуре: менеджер из Западной Европы или из Восточной?

— Сложный вопрос. Они равны по силе, но сила эта базируется на разных фундаментах. Западные менеджеры хороши за счет глубинного, «наследственного» профессионализма. Все-таки Западному бизнесу – полторы сотни лет. Они используют хорошо накатанные, проверенные схемы. Бери их, «натягивай» на любую компанию, и получится эффективно. А менеджмент постсоветского пространства, Восточной Европы гораздо моложе, и силен он за счет креатива. Если у наших управленцев нет готовой проверенной схемы, они способны быстро придумать ее сами. Тем не менее, это очень затратный путь. Творческие люди всегда проигрывают профессионалам. Во всяком случае, на первых порах. Зато такие люди умудряются выживать в самых трудных кризисных ситуациях, где привычные, «накатанные» схемы перестают работать и обеспечивать успех в конкурентной борьбе.

Сергей Шеин

Про карьерную лестницу и восхождение по ней

— Говорят, что система найма труда в Японии, когда работник приходит в молодом возрасте в компанию и занимает низшую должность, а уходит уже седовласым стариком на руководящем посту, является невероятно эффективной. Какое у Вас мнение по этому поводу?

— На мой взгляд, лучшая карьера – это когда ты проходишь ступенька за ступенькой всю лестницу должностного роста с самого низа до самого верха. В этой лестнице опасно перепрыгивать ступеньки, потому что тогда за твоей спиной остается пустота. А как говорил один из моих учителей, любая попытка опереться на пустоту кончается провалом. Когда-то одному из моих учеников, который закончил мехмат с красным диплом, предложили в качестве первоначальной работы продажу интернет-карточек. Работа – врагу не пожелаешь: день за днем обходить подъезд за подъездом, где тебя будут посылать куда подальше в 99 случаях из 100. И мы оба понимали, что этот неблагодарный и монотонный труд не очень подходит для его талантливых мозгов. Но ведь все зависит от тебя самого, как ты применишь свои знания и умения. Кто-то может продать за день одну карточку, а кто-то двадцать. К тому же для моего ученика это была прекрасная возможность работать бок о бок с одним из лучших топ-менеджеров страны Олегом Хусаеновым, который тогда ставил на ноги этот интернет-провайдер. И он мог видеть хотя бы раз в неделю, как работает топ-менеджер такого уровня. Этот опыт, который ты не получишь нигде больше, сам по себе уникален и дорогого стоит. В итоге этот ученик согласился на такую работу. Вскоре из рядового продавца он стал начальником отдела продаж, потом возглавил автоцентр «Škoda» в Москве. Сейчас это директор одной из наших IT-компаний.

Сергей Шеин

— Но ведь бывают случаи и с противоположным результатом..

— Да, приходилось видеть и такое. Например, иногда дети успешных бизнесменов начинают старт не снизу, а перепрыгивая сразу через несколько ступенек карьерной лестницы. И результат зачастую не очень хороший. Ко мне однажды приходил бизнесмен, который сам учился у нас раньше, и попросил взять на обучение его сына, чей бизнес он выкупал из долгов уже второй раз. И ничего, после обучения в ИБТ дела у парня пошли в гору. Да и мозги стали на место.


«Каждые 10 лет нужно резко менять свою судьбу»


— То есть для успешного результата нужно последовательно подниматься по карьерной лестнице внутри компании?

— Не совсем. Каждые 10 лет нужно резко менять свою судьбу. Не обязательно уходить из компании, но, даже оставаясь в ней, менять сферу деятельности, функционал, переходить в другое подразделение. В вашей жизни раз в десять лет должно произойти какое-то качественное изменение.

— А почему именно раз в 10 лет?

— Да меньше как-то не получается. Просто информация в мире удваивается примерно в таком темпе. Хотя в современном мире кардинальные изменения начали происходить уже заметно быстрее. Может, новому поколению надо уже и раз в 5 лет что-то менять..

Сергей Шеин

Про политику и западные ценности

— Вы когда-нибудь хотели заняться политикой?

— Нет, не вижу себя в политике. У меня другая судьба. Есть 5 категорий клиентов, с которыми я принципиально не работаю: компании сетевого маркетинга, представители тоталитарных сект, криминальных структур, политики и секретные службы. Просто сама сфера деятельности этих категорий клиентов настолько специфична, что не входит в сферу моих компетенций. Боюсь, что ничем полезен им быть не могу.

— Почему, когда СССР распался, Вы не уехали на Запад?

— Я немало работал на Западе, читал курсы лекций в Германии, Финляндии, Польше, Прибалтике. Когда я был в Америке, мне предлагали туда эмигрировать. Я тогда задал один вопрос: «Как вы здесь развлекаетесь?» Мне показали на кукурузное поле и сказали: «Вырубаем лабиринты и бегаем в мешках». Я сразу же отказался от приглашения. Примерно та же причина и в отношении более благополучной Европы. Когда в небольшом университетском городке часов в 8 вечера выйдешь на улицу, там не будет вообще никого. Редко можно встретить двух человек, но и эти двое, скорее всего, будут материться по-русски. А все остальные сидят либо по пабам, наливаясь пивом, либо у телевизора. Для меня это не очень подходящий образ жизни. Когда я в первый раз приехал в Германию, мой тамошний коллега по случаю моего приезда пригласил к себе домой своих коллег, с которыми он проработал бок о бок 20 лет. Оказалось, что эти люди за 20 лет были у него дома в гостях впервые. Там совершенно другая культура, иной образ жизни. Я не говорю, что это плохо, просто это по-другому.

бЛИц

— Европа/Азия?
— Азия. Прежде всего, Китай

— Фрейд/Маслоу?
— Ни тот, ни другой

— Дейл Карнеги/Наполеон Хилл?
— Хилла не очень знаю, а Карнеги в некоторых вещах справедлив, но я не из числа его поклонников.

— Самый крутой бизнесмен Беларуси сегодня?
— Сложно сказать. Чтобы их сравнивать, нужно знать внутреннюю «кухню» многих компаний. А так близко я видел в работе не так уж много успешных людей и посему рискую обидеть часть из них, назвав кого-то одного из числа знакомых мне бизнесменов.

— Жесткие переговоры / Win-win переговоры?
— Каждый раз, когда мне указывают на достоинство win-win переговоров и убеждают, что в этом случае и волки сыты и овцы целы, я всегда вспоминаю слова одного моего коллеги: «надо бы проверить, жив ли пастух». Когда две стороны объединяются в намерении удовлетворить обоюдные интересы к их общему удовольствию, частенько «под раздачу» идет какая-то третья сторона, за счет которой и возникает такой альянс. Жесткие переговоры – это совсем не так плохо, как многие себе представляют. В жестких переговорах, коль уж их начинают применять против нас, главная задача – не победить. Главная задача – не проиграть, уйти от поражения, заставить с собой считаться. Здесь есть несколько правил поведений, они придуманы еще в Древнем Китае. Одно из правил в жестких переговорах, сформулированных примерно 3 тысячи лет назад – «выходи вторым, приходи первым». Это означает, что мой выстрел не будет первым. Но если этот выстрел прогремит и будет направлен в мою сторону, мой выстрел будет вторым. Но он будет убойным.

Сергей Шеин

— Любимый алкогольный напиток?
— Массандровская мадера

— 3 главных качества женщины?
— Красота, человечность.. и, пожалуй (да простят меня милые дамы за корявую формулировку) особый, чисто «бабский» ум. Вот у нас, у мужиков, как правило, очень прямолинейное мышление. Женщины же устроены на порядок сложнее. Они видят многие вещи гораздо тоньше, замечают раньше, они погружены в детали гораздо глубже, чем мужчины. Это и сильная, и слабая их стороны одновременно. Они умеют просчитывать все гораздо дальше наперед, но гораздо более чувствительны и эмоционально вовлечены в происходящее, их легче «раскачать» на эмоции.

— За что в жизни Вам наиболее стыдно?
— За то, что не родил второго ребенка. За то, что маловато уделял внимания дочке в детстве.

— Каким бы Вы хотели видеть себя через 10 лет?
— Ха! Таким же (смеется).

Сергей Александрович – кладезь историй о бизнесе и о жизни в нашей стране. Разговор с ним мог бы длиться раз в пять дольше нашей часовой беседы. Невзирая на все его заслуги, он остается скромным человеком, с которым можно поговорить по душам. А истории эти насыщены мудростью жизненного опыта и профессиональным взглядом человека ученого.

Подписывайся на ИЛ в VkFacebook и Instagram.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.